Петербург
Москва
Петербург
Итоги года: Книги

Итоги года: Книги

Независимых игроков становится все меньше, а новые имена в будущем, скорее всего, будет открывать интернет

Тенденция к монополизации книжного бизнеса ограниченным количеством игроков напоминает российскую политику – литературу, таким образом, в скором времени может ожидать кризис

Большая рыба маленькую ест: книжному люду 2011-й запомнится кульминацией героической борьбы маленьких издательств за выживание. Тенденция вытеснения и поглощения мейджорами (АСТ, «Эксмо») разнообразных мальков отчетливо проявилась уже лет пять назад, но потом случился кризис, который, по известному выражению, кого-то сделал сильнее, а остальных попросту прихлопнул. В уходящем году старейшая петербургская кузница кадров – издательство «Амфора» – свернула все проекты, кроме попсовых, прошлогодние с «Литературной матрицей» именинники «Лимбус Пресс» теперь издают книги на гранты.

Связано это даже не с тем, что маленькие издательства не могут позволить себе большие тиражи; себестоимость книги, выпущенной тиражом 10000 экземпляров, ниже, чем такой же с тиражом в тысячу, это азы. К тому же и прибыль идет именно с оборота. Беда в том, что независимые издательства не могут распространить этот тираж в условиях, когда крупные книжные сети чуть более чем полностью принадлежат монополистам. Да что там, зачастую даже стартовый тираж от тысячи до трех не доходит до тебя, читатель.

Казалось бы, какое дело тебе до бизнес-разборок. Но мелкие издательства можно сравнить с разведкой: именно эти увлеченные пассионарии, как правило, открывают новые имена и новые культурные тренды. Это уже после неблагодарные, но заматеревшие писатели устремляются за пристойными гонорарами к мейджорам – их можно понять, рыба ищет, где глубже. Но очевидно также и то, что без людей с огнем в глазах, готовых носиться с писателем, как дурень с писаной торбой, устраивать презентации и вытаскивать в свет, приток новой крови в литературу стремительно оскудеет.

Я помню Алексея Иванова в то время, когда его только начали издавать. Это был умный и странный человек в свитере с оленями. Он был невероятно крут, как и его проза, но нужно было издательствофанат, которое сделало бы Иванова очевидным. С ним, мне кажется, это случилось благодаря «Азбуке». Все внезапно проснулись и поняли, кто такой Иванов. «Сердце Пармы», «Золото бунта» – эти книги расхватали мои друзья и родственники.

Но вот премия «Большая книга», которой управляет пресловутая пара АСТ – «Эксмо». В нынешнем году тройка лауреатов выглядела так: Шишкин Сорокин Быков. Достойные авторы, двое из которых получают премию во второй раз: призовая конюшня почти как в «Формуле-1». Если ты не ездишь на «Феррари» – шкандыбай, дорогой, в хвосте.

Отсюда тенденция оформления своего рода литературной элиты, связанной с большими издательствами, – и она все больше окосте-невает в своих ликах и структурах – от семинаров в Липках до «Большой книги». Рискуя разнообразными дружескими отношениями, могу сказать, что это нехорошо и неправильно – посмотрите, друзья, хоть на партию «Единая Россия». Что-то мне подсказыва- ет, что читатель – этот редкий, почти исчезающий вид человека разумного, вряд ли проголосует рублем и интересом за подобный общелитературный фронт, как бы эффектно он не дублировал иные, низшие сферы.

Пока же в сухом остатке ситуация выглядит так: на острие атаки – поколение 30–40 летних (Дмитрий Быков, Роман Сенчин, Захар Прилепин, Андрей Рубанов, Анна Старобинец, Денис Осокин). Но все это – герои прошлых лет, состоявшиеся люди. Что будет дальше? Возможны варианты. До сих пор книжники проявляли консерватизм, и публикация в интернете не шла в сравнение с настоящей, вкусно шелестящей книгой. Но, возможно, новый Гоголь явится к нам напрямую, минуя издательские фильтры.
23 декабря 2011,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Обзор книжных лавочек

Обзор книжных лавочек

Помимо крупных книготорговых сетей, в каждой уважающей себя культурной столице должны быть маленькие магазинчики с хорошо выраженной физиономией, вроде Black Books из одноименного сериала с чудесным ирландцем Диланом Мораном. В России наиболее яркий пример подобного личного подхода к книжной торговле — московский «Фаланстер» Бориса Куприянова и компании, но Петербург тоже не отстает.
Итоги года: Классика

Итоги года: Классика

Филармония проигрывает независимым промоутерам, Десятников и Филановский отметились сильными произведениями, а Мариинский обещает громкие ангажементы
Итоги года: Балет

Итоги года: Балет

Михайловский театр выиграл у Мариинского, Начо Дуато остается главным ньюсмейкером, а самым заметным фильмом стала картина Вима Вендерса о Пине Бауш.
Top Time Out: 50 великих писателей

Top Time Out: 50 великих писателей

Русская литература, как мы все помним из школьных уроков, делится на знаковые периоды: золотой век, серебряный век, советская эпоха. Что из себя представляет литература нового времени и чьи имена наши внуки будут учить в школе, выяснял Time Out
Итоги года: Кино

Итоги года: Кино

Time Out о ближайшем прошлом и будущем российского кино: нас ждет волна эпического агитпропа, зрители уйдут из кинотеатров в клубы, а по-настоящему народное кино будут снимать на народные деньги.
Итоги года: Музыка

Итоги года: Музыка

Time Out с удовольствием отметил, что музыкальная жизнь города (и мира) в 2011 году обрела женское лицо.

Обзор современной женской поэзии

Обзор современной женской поэзии

Современная поэзия становится все востребованнее – из интернета она возвращается в концертные залы. И, похоже, у нее женский голос. Time Out попытался выяснить причины популярности у самых читаемых в ЖЖ авторов – Веры Полозковой и Али Кудряшевой – и выделила пять наиболее ярких поэтесс.
10 лиц петербургской литературы

10 лиц петербургской литературы

Андрей Битов, Александр Секацкий, Александр Кушнир, Виктор Соснора, Павел Крусанов, Виктор Топоров, Фигль-Мигль, Вячеслав Курицын, Сергей Носов, Евгений Мякишев
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация