Петербург
Москва
Петербург
Интервью с Дмитрием Волкостреловым и Ксенией Перетрухиной

Интервью с Дмитрием Волкостреловым и Ксенией Перетрухиной

В середине декабря режиссер Дмитрий Волкострелов и художник Ксения Перетрухина выпускают в пространстве Белого зала ТЮЗа спектакль по пьесе Павла Пряжко «Злая девушка».
Волкострелов: Для меня очевидно, что вот в этом, именно этом тексте Пряжко работает принцип киносценария; это написано как сценарий к фильму. Маленькие, иногда странные сцены собираются в такую колоссальную мозаику, и там возникают герои с яркими индивидуальностями. Почему «Злая девушка» так сложна для постановки в театре – потому что в кино мы владеем типом съемки, крупностью плана, скоростью монтажа и так далее. И найти адекватную этому театральную реальность – не использовать в театре киноприемы, а именно найти иные эквиваленты – непросто. Тут еще важно вот что: это пьеса для произнесения, когда ты ее читаешь вслух, ты понимаешь ее полнее, чем если просто пробегать глазами.
Голос сверху: Оля, а как ты поднималась на пятый этаж?
Оля: На лифте. Вызвала лифт, он долго что-то не ехал. Хотя пустой был. Там два лифта. Две кабинки. И я жду, то же самое. Там все замедленное. Нажимаю я на них, и он долго не ехал, такой длинный узкий лифт, а он просто коробка был, а похож на лифт, там есть лифты, я думаю: ну вот сейчас зеркало будет, но там зеркала не было, конечно. Ну и все, и я зашла, и слышу я сразу запах еды в коридоре, как всегда, когда на праздник идешь. Веселье и смех. Вот так!

Перетрухина: Павел Пряжко – он всегда новый. Как Годар. Годар в каждом новом фильме формулирует иной закон, нарушая свои же прежние законы, по которым он снимал раньше. И у Пряжко от пьесы к пьесе поступательное движение, развитие: он ставит новые задачи, всегда иные условия, и одним ключом его тексты в театре не отпираются.
Дима играет на гитаре и поет песню автора Клячкина. Дима старается в точности копировать интонации барда. Это винтажное развлечение злым человеком может быть расценено как издевательство.
Дима: На столе от лампочки круг. Алена села на диван.
Дима: А за кругом в комнате мрак. Алена взяла Дениса под руку, опустила голову ему на плечо.


Волкострелов: У нас с тюзовскими актерами была довольно долгая история своеобразной притирки. Сначала там вообще собралась огромная компания – 18 человек. Мы встречались, смотрели вместе какие-то знаковые для современного искусства произведения – ну, например, «4’33’’» Джона Кейджа. Обсуждали даже. И вот так мы притирались друг к другу и постепенно нашли общий язык. И сейчас я уже не вижу принципиальной разницы в том, как работают Алена Старостина и Ваня Николаев, которые давно участвуют в моих спектаклях, и ребята из ТЮЗа.
Дима, Алена, Денис сидят в холле на диване, ждут Олю. Дима разглядывает все вокруг.
Улица. Дима и Денис стоят во дворе старого роддома. Дима разглядывает все вокруг.
Кафе, стилизованное под советские пивные. Денис есть чебурек. Дима есть жареное яйцо с гречкой, жует и разглядывает все вокруг.
Улица. Ничего примечательного в ней нет. Дима стоит и разглядывает все вокруг.
Когда Дима заходил в маршрутку, ударился головой, шапка съехала. Закрыв дверь, Дима поправил шапку.

Перетрухина: В Белом зале ТЮЗа мы хотим сделать нечто в духе тотальной инсталляции. Чтобы зритель был включен в действие, ощущал себя участником происходящего. Это большая разница по сравнению с тем, что вы, скажем, пришли в Театр Маяковского, купили билет куда-нибудь на галерку, и вы никакой не участник, а пассивный созерцатель. А наш театр означает совсем другое. Мы вообще хотели бы упразднить на этом проекте билетеров и прочий обслуживающий персонал – чтобы их функции исполняли актеры, участвующие в спектакле.

«Злая девушка»
Театр юных зрителей им. А. А. Брянцева
Расписание смотрите здесь

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация