Петербург
Москва
Петербург
Интервью: Мария Голубкина

Интервью: Мария Голубкина

Мария Голубкина играет главную роль в комедии «Человек, зверь, добродетель».

Пиранделло известен как драматург-абсурдист. Насколько вам близок его абсурд?

В данном случае это комедия положений. Она абсурдна только по ситуации, которая в то же время банальна, — моя героиня беременна от любовника, но приезжает муж и, соответственно, нужно сделать его будущим отцом ребенка. Чем моя героиня и занимается весь спектакль. Получается весело.

А что вас в жизни веселит как зрителя?

Каждый раз по-разному. Что вас веселит в анекдоте? Финал! В чем природа юмора? В нестандартности ситуаций. Мне сложно ответить, потому что я не совсем понимаю вопрос…

Речь о том, что кто-то смеется над «В джазе только девушки», а кто-то над «Нашей Рашей»…

Тогда понятно. И если говорить о «В джазе только девушки» — то это просто гениальное кино. Не только смешное, но и философское. А «Наша Раша» — нет, мне не смешно. И еще есть какая-то передача, которую ведут Павел Воля и Дмитрий Турчинский. Мне недавно позвонили, предлагали в ней участвовать. Я говорю: «Не пойду, я видела одну, в которой Воля сказал слово «жопа», а я над этим словом отсмеялась в третьем классе». И тогда говорить это слово было весело. Такое поведение делало нас свободными, разрушало какие-то границы.

Вам близка эксцентрика итальянской комедии дель арте?

Это интересный площадной театр, а все, что уходит в историю театра, — это здорово. Возможно, что в спектакле мы играем с масками итальянской комедии. Наверное, мой персонаж — это лиричный клоун, а персонаж Валерия Борисовича Гаркалина — тоже клоун, но уже другой. А наш третий герой, моряк, может быть Арлекином.

Вы любите итальянское искусство?

Конечно, на нем держится все мировое искусство. Италия — мать всех европейских культур.

Вам нравится бывать в Италии?

А кому же не нравится? Такие есть?!

Есть, например, те, кто предпочитает Францию.

Я Францию тоже люблю. Одно другому не мешает.

Это ваша вторая работа с режиссером Михаилом Бычковым. Вы также сыграли в его спектакле «Гроза» на сцене ТЮЗа. Что вас привлекает в нем как в режиссере?

Сначала появился спектакль по Пиранделло, мы начали репетировать его год назад, в мае, потом продолжили уже осенью. А в паузе была «Гроза». В Михаиле Владимировиче привлекает то, что он — настоящий профессионал. И тот редкий случай, когда ты знаешь, что с ним придется напрягаться в работе, но во всем остальном можно расслабиться: голова будет занята только собственным делом. Все вовремя и качественно: у вас не будет проблем с выпуском, вы будете надежно защищены от каких-то неожиданностей. Ваш образ будет внятно рассказан и все персонажи охвачены, потому что режиссер точно знает, чего хочет. И прежде чем приступить к работе, Михаил Владимирович тщательно ее обдумывает. По нынешним временам это редкое качество. Потому что сейчас многие, что для меня было удивительно, берутся за постановки, не зная, что это за работа и чем все кончится, что называется, «в одном тазу по морю в грозу».

Насколько вам важна репутация режиссера как человека, когда вы начинаете с ним работать?

Я не понимаю, что значит — «репутация как человека». Я вообще ни с одним подлецом или извращенцем не работала. Все, с кем я сотрудничала, всегда были приличными, нормальными людьми.

И в «Грозе», и в «Человеке, звере, добродетели» ваша героиня изменяет мужу. А как вы относитесь к измене?

Никак. Я не могу ответить на этот вопрос. Не думаю, что на эту тему стоит рассуждать. Так же, как и о вранье, воровстве. Этим должен заниматься Уголовный кодекс. Ты украл — вот тебе статья.

Вопрос в другом: сложно прожить жизнь, чтобы тебя ни разу не обманули. Как вы с этим справляетесь?

Бывает, что тебя обвешивают в магазине или резину для колес продадут в два раза дороже, чем она стоит. Но что делать…

То есть вы спокойно к этому относитесь.

Да.

Часто актрисы именно в таких событиях находят нужные эмоции, которые потом переносят на сцену…

Я однажды сказала: «Если вы увидите, как я готовлю, вы и есть не будете!». Так и с работой над ролью. Зритель должен видеть ровно то, что происходит на сцене, а не в моей жизни.

А как тогда вы относитесь к «открытым репетициям», когда режиссеры показывают свою «кухню» зрителям?

Это их дело. Почему бы нет. Даже интересно.

Вы согласитесь в таком проекте участвовать?

Думаю, это могло бы быть интересно. Это будет очень поучительно для зрителя — показать процесс рождения спектакля. Или — а это важно для режиссуры Михаила Владимировича, — как создается образ.

В «новой драме» вам предлагали играть?

Я уже играю главную роль в пьесе Ксении Драгунской «Яблочный вор».

А если совсем документальная пьеса в технике «вербатим»?

Думаю, в Театре им. Пушкина в следующем сезоне должен появиться подобный проект.

Вам интереснее классика или современные пьесы?

Материал выбираю не я, а режиссер. И режиссер берет актера в материал, понимая, как он должен сыграть. Мне, конечно, интереснее работать с живыми авторами. Я с удовольствием работаю в команде. Но, естественно, не пойду работать в какой-то сомнительный проект. А с Романом Борисовичем Козаком (художественный руководитель Московского театра им. Пушкина. — Прим. Time Out) и Михаилом Владимировичем Бычковым я просто счастлива работать вместе, потому что это круто. Когда Михаил Владимирович предложил участвовать в «Грозе», я ответила: «Вы еще не закончили фразу, а я уже готова выехать в Петербург». Потому что я доверяю этому режиссеру и готова работать с ним и дальше.

16 мая 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация