Петербург
Москва
Петербург
Вся музыка города за 40 лет

Вся музыка города за 40 лет

Музыка в городе.

ЭСТРАДА

Эдуард Хиль

певец

Что стало отправной точкой карьеры?

В 1961 году я получил звание лауреата на Всероссийском конкурсе артистов эстрады, а в 65-м — в Сопоте. Узнавали-то меня еще с 61 года, а после Сопота начались уже сольные выступления в стране и за рубежом. Выступил на «Огоньке». Подходили после концертов, потом уже в метро и на улице брали автографы. И до сих пор это бывает, недавно одному милиционеру давал автограф, молодому. «Откуда вы меня узнали? — Ну как же, вы любимый исполнитель моих папы и мамы».

Вы же художником стать собирались?

Помимо того, что рисовал, я еще и пел — вот и выбрал.

Популярности хотелось?

Популярность ведь можно сделать за один день, найти деньги — и вас раскрутят. Но это будет популярность искусственная. А вы спросите: что он поет, какие песни? И вы не сможете их напеть. А этих артистов вы каждый день по телевизору видите.

Как вы думаете, в будущем ситуация улучшится?

Если не улучшится, то не будет развития страны. Должна улучшиться.

Что для этого нужно?

Нужно вернуться к тому, что есть во всех странах — к международным конкурсам с профессиональным жюри. Должны быть асы, которые знают, что такое русское слово настоящее. Ко мне часто в метро подходят люди: «Эдуард Анатольевич, неужели вы не можете сказать ИМ на радио, на телевидении, что нас это как-то оскорбляет, принижает». А что я ИМ могу сказать? Спрашивают не только люди старшего поколения, но и молодые, а значит, не все потеряно.

Как появился проект «Хиль и сыновья» с музыкантами другого поколения?

Это сын мой привел молодых ребят, они исполняли мои песни. Очень громко, мимо нот, изменяли мелодии, слова, смысл — когда меняется смысл, это немножко меня коробит. Лучше написать на эту тему другую песню. Поэтому я сказал сыну, что надо сделать другие аранжировки, почистить гармонию, слова дал правильные, чтобы образы не менялись — ребята прислушались. Первый наш совместный концерт прошел очень хорошо, а потом начались гастроли по всей стране. Проект существовал лет пять-шесть. А теперь уже и внук подрос, так что мы иногда выступаем втроем. «Папа, дедушка и я — музыкальная семья». Внуку 11 лет, его тоже зовут Эдуард. На месте все не стоит, все движется, развивается.

У Эдиты Станиславовны такая преемственность в семье.

Я это поддерживаю, я знаю и Эдиту хорошо, и дочь ее Илону, она концерты ведет — мне таких ведущих не хватает на телевидении. Стас, конечно, способный мальчик, и на гитаре может сыграть, и спеть. Знает ноты, учился в Капелле в музучилище для мальчиков. Это правильно, это хорошо.

Совершенно неожиданно вы приняли участие в «Поп-механике» Сергея Курехина. Как это было?

Шесть фараонов меня выносили как мумию, я в такую золотую фольгу был обернут. Курехин сам аккомпанировал мне с ансамблем, и я пел «Это было недавно, это было давно». Люди не понимали, что происходит, но только я начал петь — публика узнала, аплодировала стоя. Курехин вообще был человек очень талантливый, у него много задумок было. Я Валерию Гаврилину показал его музыку — тот не поверил: «Не может быть, чтоб в России был такой человек! Почему же этого нигде не слышно?!» Потому что у нас один Крутой есть, отвечаю. Или Палтус. А ведь в нашей стране огромное количество композиторов, но они не имеют доступа к этой кормушке, которая называется шоу-бизнес. Это очень печально.

А что за случай, когда Гагарин вашу карьеру спас?

Мы с оркестром Силантьева выступали в летной академии, где Гагарин учился. Он пришел за кулисы и попросил: «Спойте песню «Как хорошо быть генералом». — Юрий Алексеевич, так у вас же там одни генералы!» Пока я пел, генералы с первых рядов вставали и уходили. После этого кто-то из них написал в политуправление. Меня вызвали и сказали: «Мы тебя наказываем, ты не будешь звучать ни на радио, ни на телевидении». Вот никуда меня до сих пор и не пускают (смеется). Потом, через полгода, когда сняли Хрущева, на концерте подошел Юрий Гагарин: «Почему вас на телевидении не видно?» Я ему напомнил эту историю, а Гагарин тут же подошел к министру обороны и все это рассказал. Министр говорит: «Так за что же его наказали? Его надо наградить! Это же песня про итальянского капрала, который издевается над натовскими генералами!». С юмором был министр. И меня простили.

Стас Пьеха

певец



Сценой часто грезят с детства, перед зеркалом с расческой вместо микрофона вертятся. Мальчишкой мечтали петь?

Никогда не выступал дома перед зеркалом, взяв в руки мамин лак для волос. Я не из тех (смеется). И вообще никогда не хотел стать певцом. В детстве хотел брутальные профессии осваивать: драться, защищать. Хотел какую-нибудь мужскую профессию.

Где вы обучались музыке?

Началось с того, что меня в детстве принудительно отдали в Хоровое училище имени Глинки, там я проучился cемь лет, но не могу сказать, что воспылал сильной любовью к музыке, поскольку это была классика, а мне нравилось другое. Классика меня успокаивает лишь тогда, когда у меня сильная неврастения. Мне нравился хор и возможность ездить по Европе. В седьмом классе я понял, что музыка меня не интересует совершенно: мало того, что развития никакого, так еще и девочек нет — в училище одни парни. Я ушел. Потом я вернулся к музыке лет в 17, когда переехал в Москву. Понял, что занимался не тем все годы, и начал слушать огромное количество материала у матери: у нее была огромная библиотека джаза, фанка, клевой музыки, которая цепляла. Она играет рядом, а ты ходишь, ее напеваешь, потом багаж накапливается и начинается пение в туалете, на кухне, в метро — везде, где можно и нельзя. Потом все переросло в то, что мне посоветовали пойти прослушаться в Гнесинку — Эстрадно-джазовый колледж.

Как вы представляете себе свою жизнь, если бы не «Фабрика звезд»?

Можно сказать, что «Фабрика» сыграла одну из главных ролей в фильме под названием «Стас Пьеха». По большому счету, с нее и началась моя серьезная певческая и сценическая карьера. А для раскрутки нужны средства, начальный капитал для вложения. Кто сможет оплатить три месяца регулярных ежедневных эфиров на двух каналах? Кто способен на такие взносы? Это нереальные деньги. Ну, без этого я был бы, конечно, Ста- сом Пьехой, работал бы, скажем, раз или два в месяц на каких-то вечеринках. Понимаете, я всегда мечтал заниматься фанком, и сейчас продолжаю не только мечтать, но и что-то сдвигать в эту сторону. Потом, когда я дорасту до самостоятельных проектов и у меня будет стабильный бизнес, я буду сам вклады- вать в музыку, которая мне нравится, и сам ее продвигать. Чтобы дойти до всего этого, и нужна «Фабрика звезд», как первый шаг.

Как, по-вашему, будет выглядеть отечественная эстрада лет через 20?

Мне кажется, она настолько разрослась, что уже не представляет интереса и ценности, как раньше. Я надеюсь, что сильные мира сего опомнятся и прекратят бесконечное оплодотворение этой яйцеклетки, и все вернется на круги своя: настоящие эстрадные мэтры, уважаемые люди. А если нет, то все это будет выглядеть как клубок целующихся змей, каждый день будут появляться все новые и новые звезды, которых люди будут забывать очень быстро.

Есть ли у России шанс мощно выдвинуться за Запад, или нам это не нужно?

Шанс есть, но для этого нужно иметь составляющие — быть фирменным человеком, делать что-то оригинальное. Просто тупо играя на шаблонах — не вырваться. Есть масса примеров профессионалов, которые уже вырвались на Запад. Я пока не хочу вырываться, мне хватает популярности в России. Туда я люблю приезжать, чтобы меня никто не узнавал — на отдыхе чувствовать себя свободным.

Time Out Топ-5



«Сливки»

Три девицы стали лучшими дебютантками на премии «Песня года-2001», после чего стали чаще появляться на обложках мужских журналов, чем с новыми песнями на ТВ.

«4ехов» Хитмейкер

Паша Евлахов сразил менеджеров среднего звена песней про Лену Смирнову, но оставил рокерские риффы в пользу гладкой радиоформатной электроники и обручился с поп-деятельницей Лерой Массквой.

La44o

Кудрявый вокалист Фил двигается и поет что твой Джей Кей, его банда нарезает самый сочный фанк-поп в городе, а ремиксы на хиты «Как ты хотела» и Candyman взрывают танцполы всей страны.

The Krolls

Эти легкозвучные франкофилы еще не мелькают на центральных каналах, но успели вызвать море восторга в прессе, а на концертах неизменно собирают толпу почитателей с накладными кроличьими ушками.

«Отпетые мошенники»

Поставщики самых ударных рефренов на отечественной эстраде повзрослели, но хулиганить и творить (что для них одно и то же) продолжают: дерутся в ситкоме «Клуб», организуют политическую партию с лозунгом «Даешь чо хошь!» и скоро выпустят новый альбом.

ДИДЖЕИНГ

DJ Cлон



Чей вклад в становление клубной культуры города можно назвать весомым?

Есть люди, чей авторитет не вызывает сомнений — это братья Хаасы, Олег Назаров, Денис Одинг. Еще нельзя забывать о персонажах, повлиявших на клубную культуру в самом начале ее развития — это жители арт-центра на Пушкинской, 10: Тимур Новиков и его друзья. А вообще, каждый год появляется кто-то, ранее не имевший серьезного отношения к клубной культуре, но тем не менее влияющий на нее, как, например, Михаил Стронг и его «Паръ.spb».

Был какой-то определенный трек или альбом, который заставил тебя обратиться к электронной музыке?

Мое увлечение электронной музыкой плавно перетекло из индастриала, так что нельзя сказать, что я вот так неожиданно перешел на техно — индастриал тоже достаточно электронный. Помню, в 1991—92 году Гаврила (Известный трансовый диджей. — Прим. Time Out) подарил мне кассету DJ Quark, вот этот артист заставил меня обратить пристальное внимание на техно-музыку. Ну и нельзя забывать те группы, которые уже были в то время на слуху: The Prodigy, Altern 8, The KLF… В 1993 году мы привезли на Обводный Криса Либератора — он тоже показал мне, что такое настоящее техно, и я понял, что хочу и буду этим заниматься.

Расскажи о своем первом публичном выступлении.

Мое первое выступление было растянуто на несколько этапов. Первый: мой день рождения на Обводном в 1993 году. Но в тот раз это было типа «дай-ка я тоже поставлю свои пластинки», никакого диджея Слона тогда еще не было. Первое публичное появления диджея Слона за вертушками состоялось на дебютной вечеринке промогруппы Underground Experience в клубе Ten, 1994 год.

Изменилась ли ситуация сейчас?

Раньше было больше энтузиазма сделать что-то отличающееся от других, поэтому каждая вечеринка была уникальной и удивительной. Сейчас в основном превалирует коммерческая составляющая, поэтому — что успешнее, то и делается. Например, берется определенный продукт: «минимал», «хаус», или любой другой, и выжимается из него все. Все диджеи играют один и тот же набор пластинок, и, хоть они этого и не говорят, все на кого-то равняются, а значит — равняются между собой.

Расскажи, чем занимается твоя группа Underground Experience.

Мы устраиваем вечеринки в разных некоммерческих местах города, с привлечением как местных, так и зарубежных диджеев. Из громких акций последнего времени можно назвать визит культового голландского техно-артиста Speedy J и выступление отличного музыканта Марка Хокинса с лейбла Djax-Up-Beats. В планах у Underground Experience тоже не последние имена в мире техно, такие, например, как Крис Либинг. Кроме организации выступлений, мы издаем диски с работами лучших андерграундных диджеев и музыкантов: «Жуткого Лазера», Ganja Fighters, Textile, Optica Project.

Кто из диджеев сейчас входит в группу?

Кроме меня, это еще Андрей Krankiss Фомичев — исследователь пограничных состояний в техно-музыке, Сергей Демидов — весьма разносторонний артист, а также Алексей Кома — самый интеллигентный техно-диджей нашего города. Но на вечеринках UE играют не только они, я тщательно выбираю самых интересных диджеев на сегодняшней сцене и приглашаю их выступить. И, поверьте, мало кто отказывается. А это значит, что сцена, как бы ни давили со всех сторон, жива и прекрасно развивается.

Будущее клубной культуры города — каково оно?

Есть некий культурный баланс, который вернет интересные проекты, клубы и диджеев. Ведь как в природе: есть цепочка — муравей, воробей, кошка. И если из этой цепочки удалить одно звено, все рухнет. Так и в клубной культуре — если все заполонит коммерческая одинаковая музыка, от культуры не останется и следа. А природа такого просто не позволит.

Зачем люди вообще этим занимаются? Не приятнее ли дома слушать музыку?

В первую очередь, из-за общения. Действительно, музыку можно послушать и дома, но обсудить ее, поговорить с единомышленниками — можно в клубе. К тому же, если бы не было клубов, где бы барышни показывали новые наряды? (Смеется) .

Кто для тебя герой электронной музыки и почему?

Из наших диджеев это Лена Попова, Гаврила и Компас Врубель. Из иностранных артистов это Джефф Миллз, Speedy J, Ричи Хоутин, Хуан Эткинс и японский DJ Krush.

Три самых запомнившихся момента из твоей клубной жизни?

Выступление Джефа Миллза, организованное «Контрфорс», мой сет на Love Parade в Берлине и представление DJ Krush на «Стереолете».

DJ Nadin



Как ты начала заниматься этим делом и почему?

Музыкой я начала интересоваться очень давно, и как только стала ходить на вечеринки, сразу стала замечать одиозность фигуры диджея, и захотела сама встать на его место. А когда появилась возможность, сразу встала за вертушки.

А ты помнишь свое первое выступление на публике?

Конечно, помню: это было примерно два года назад на опен-эйре «Медное Озеро». Там был организован танцпол портала Osravers.com, и под утро я решила выступить в первый раз. Правда, впечатления остались двоякие: с одной стороны, я поняла, что могу это делать без волнения и переживания, но, с другой стороны, утром совсем не осталось народа и не было контакта с публикой.

Есть авторитеты в этом бизнесе, мнению которых ты доверяешь на сто процентов?

Это, безусловно, Филипп Oira, Кирилл Матрас, Алекс Егоров, Максим Сахаров и другие люди, с которыми я работаю.

Какая музыка тебе наиболее близка как диджею?

Вообще это минимал-техно, хотя в последнее время мне все больше нравится классическое техно. Мне очень близка продукция лейблов M_nus и Cadenza, но еще есть очень много артистов с других лейблов, чьи пластинки я очень люблю.

Чего ты хочешь добиться, к чему ты движешься в профессиональном плане?

Как и каждый человек, занимающийся музыкой, я бы хотела создавать что-то свое, выпускаться на лейблах и ездить с этой музыкой по миру. Ну, а пока — просто развиваться дальше как диджей.

Какое твое выступление запомнилось тебе больше всего?

Это было прошлой осенью на паруснике «Кронверк». Я играла последней, но танцпол был битком, все танцевали и не отпускали меня — как только заканчивалась последняя пластинка, народ требовал еще и еще. Никто не хотел расходиться по домам!

Как ты оцениваешь состояние дел на нынешней клубной сцене, что нравится и не нравится?

Не нравится то, что публика пока не готова серьезно воспринимать такую музыку, как минимал-техно, так же, как и администрация клубов не хочет слышать у себя наших диджеев. Ситуация сильно ухудшилась с закрытием клуба Pravda, и с тех пор любители минимала никак не могут прийти в себя. Но вроде бы в последний месяц положение начало исправляться: Кирилл Матрас давит на администрации клубов авторитетом, Алекс Егоров делает отличные вечеринки, в общем — надежда жива.

Что изменилось в твоей жизни с тех пор, как ты из обычной посетительницы клубов стала диджеем?

Вся моя жизнь изменилась. Свободного времени стало гораздо меньше, теперь моя жизнь заполнена общением, новыми знакомствами, поисками свежего материала, мест для проведения вечеринок — все стало гораздо интереснее.

Как ты думаешь, зачем люди ходят в клубы?

Как это ни банально, большинство ходит в клубы, чтобы выпить, потанцевать, повеселиться с друзьями, сменить рабочий настрой на свободу от обязательств. К сожалению, очень мало людей ходят на вечеринки ради музыки. Когда таких станет больше — все станет намного, намного лучше.

Time Out Топ-5

«Ёлочные игрушки»

Продюсерский дуэт из Ломоносова, Александр Зайцев и Илья Барамия — настоящая «фабрика звезд»: дела- ют альбомы для 2H Company, Стаса Барецкого и битбоксера Галуна.

Илья Mako

В хрустении и пощелкивании минимала Илья удивительным образом находит невероятную красоту, превращая каждый свой сет в источник удовольствия для ушей и для ног.

Timophey

Самый музыкально-эрудированный диджей, Тимофей работает в магазине винила, регулярно пополняя свою коллекцию лучшими пластинками в самых остроактуальных стилях.

Илья Rozzo

Начинавший играть еще в прошлом десятилетии, Илья только недавно вышел на общегородской уровень, радуя слушателей эклектичными сетами в стилистике от deep-хауса до французского new electro, не гнушаясь ни лаунжем, ни продукцией Ninja Tune.

Kim & Buran

Продюсер-многостаночник Слава Завьялов изготавливает свой наивный ретро-футуристический лаунж из теплого звука винтажных синтезаторов, шустрых гитар и радости от просмотра советских фантастических мультфильмов.

РОК

Вячеслав Бутусов

рок-музыкант, лидер групп «Наутилус Помпилиус» и «Ю-Питер»



Почему вы в свое время отказались от стабильного архитекторского труда в пользу не так очевидно доходного рок-н-ролла?

Я с большим трудом принял решение покинуть архитектурное поприще. Но страсти вокруг рок-музыки в нашем изможденном обществе накалялись, и я поддался искушению — уйти на «авантюрные хлеба». Наше поколение не отличалось прагматичностью, поэтому вопрос дохода меня не волновал. Меня манила сомнительная романтика такого популярного новообразования, как «рок», дающего невероятную возможность жить немного вне системы.

Вы как-то обмолвились, что путешествие на фестиваль Ленинградского рок-клуба дало вам сильный заряд энергии для собственного дела. Что такого особенного было в ленинградском роке, чего вы не увидели в роке свердловском?

Со стороны порой некоторые вещи кажутся более привлекательными в силу мнимой новизны. А тогда для нас подобная вольная атмосфера была не просто в новинку, а казалась чем-то недостижимым. По улицам ходили панки и металлисты, и им уже не было нужды таиться от жлобов и милиционеров. Нам казалось, что это большой сдвиг в общественном сознании, если не сказать — взрыв. А уж когда мы попали на фестиваль рок-клуба, то просто обалдели и по-настоящему воодушевились увиденным.

Удалось ли тогда установить контакт с кем-нибудь из местных рокеров?

Поначалу нам довелось познакомиться с музыкантами «Алисы». А также с Птеродактилем, Пиночетом, Геной Зайцевым, Сергеем Фирсовым и многими другими выдающимися личностями. Позднее, на различных всесоюзных фестивалях, мы узнали многих других —«Аквариум», «Кино», «ДДТ», «Телевизор», «Объект Насмешек», «Странные игры»…

Какими путями доходили альбомы «Наутилуса» в Ленинград?

Чаще всего любители музыки сами проявляли пытливость и переписывали друг у друга появлявшиеся кассеты. Кроме того, существовала так называемая «система» — люди, путешествовавшие по определенному кругу крупных городов. Они с оказией передавали новые записи из разных мест. Таким образом происходил стихийный обмен информацией.

Вы ощущали «тяжкое бремя славы» в период «наутилусомании», или популярность несла только позитив?

Я бы сказал, что это был период неосознанной эйфории. Такое состояние получается у человека, которого несильно стукнули лопатой по голове. Эдакое легкое безобидное сотрясение мозга.

Насколько легко и интересно быть звездой сейчас?

Легко, но неинтересно.

Насколько верен стереотип рок-звезды, без конца тусующейся, бухающей и трахающей поклонниц направо и налево? Можете вспомнить самые безумные приключения?

Есть звезды небесные, есть звезды морские, а земных звезд не бывает. Я в мир почти не выхожу, не пью, не курю, в контакты не вступаю. Я не «звезда» в нынешнем общепринятом обывательском понимании.

Как обстояли дела с промоушном в 80- е годы? Зачем понадобилось вступать в Росконцерт?

В 80-е годы не нужно было даже утруждать себя афишами. Достаточно было услышать от знакомых — то-то и там-то. В Росконцерт вступили по многим причинам, в том числе по назойливой причине обязательного трудоустройства.

«Чайф» до сих пор живут в Екатеринбурге, зачем вам понадобилось переезжать сюда?

Я с 15 лет кочую по стране, и редко когда делал это по собственной воле. В том числе и в Свердловск переехал по необходимости, так как мои родители были транспортными строителями.

Вы всегда напоминали мне Дэвида Сильвиана, от вокальной манеры и множества коллабораций до желания делать свою музыку без оглядки на мнение окружающих. Что влияет на вашу творческую свободу? Вы реализуете себя по максимуму?

В большинстве случаев я недоволен собой. У меня заниженная самооценка и завышенные требования. Как мне представляется, моя эффективность составляет около 20% от возможностей.

Нет желания запустить лейбл, где можно было бы выпускать свои проекты кого-то из единомышленников?

Давно подумываю о том, чтобы организовать какой-нибудь творческий центр, но, исходя из действительной данности, не могу понять, как это осуществить. Это должно быть энергичное образование.

Можете сравнить то, что происходит с рок-музыкой в городе сейчас, с тем, что вы наблюдали 20 лет назад?

Плохо представляю себе общую картину на сегодняшний момент, поэтому даже не берусь оценивать.

Алексей Зверьков

вокалист-басист группы «Морэ & Рэльсы»



Как тебе наша клубная сцена?

Нет такого, чтобы не нравилось.

Альтернативный рок теперь дворцы спорта собирает — как тебе такое?

Это просто мода, она пройдет, и очень скоро.

А что будет потом?

Смеяться будут над тем, что волосатые трясли башками и на концерты надевали ожерелья. Тот же нью-рейв тоже будет смешным казаться. Те, кто сейчас в игрушки играет, будут потом смеяться над штанами в обтяжку, как сейчас у тинейджеров принято носить. И будут носить клеш.

Какая музыка вызвала у тебя желание самому взяться за инструмент?

Гаражная музыка, гранж всякий. Breeders, Pixies, Nirvana, Sonic Youth, конечно же.

У вас был такой шаг в мейнстрим — альбом на «Союзе».

Человек, который все это затеял, сам скоро ушел с лейбла. Он был продюсером группы «Дискотека Авария», видно было, что чувак прикольный, не обремененный продюсерской херней, когда всем подряд вешаешь лапшу на уши. Мы с ним работали, а не с «Союзом», он не хотел ничего переделывать. Был хороший контракт без обязанностей выпустить еще кучу альбомов. Этот человек в итоге понял, что мейджор — это болото, и ушел в другую сферу, в кино. И в шоу-бизнес мы не вошли, остались в своей нише.

Тебя эта ниша устраивает?

В общем-то, да. Мы не смогли бы стать популярными по нынешним прилизанным стандартам, чтобы треть страны фанатела. Тот же модный нью-метал не на мейджорах сидит: у Amatory и «Психеи» нет контрактов с лейблами типа «Союз», у них свои независимые конторы типа «Кап-кана». Мы и в этой среде не проявляли активности. Это можно приписать какому-то мужеству: как были индепендентом, так и остались.

С кем бы тебе хотелось поработать?

Со звукорежиссером Алякринским, например. Взрослый чувак, единственный, который разбирается в роке. У меня свое видение, а у него очень мощный пласт профессионализма. Он мог бы показать мне, как сделать то, что я вижу. С группами разными интересно было бы поработать, с Kim & Buran я наделал бы кучу песняков. Мы играли вместе даже: концерт крутой получился, но из-за того, что он своими делами занят, а мы своими, как-то… Дураки, короче, дураки. У нас тут под носом поле непаханое, а мы уткнулись в повседневный быт.

Что ты можешь сказать про грандов ленинградского рока?

Ну ты дал, это же рок голимый!

Не ждешь от них ничего нового?

Это же как группа Dire Straits. Или Def Leppard. «Это же круто, я пойду на их стотысячный концерт!». Им уже ничего не надо доказывать, вот и маются в своей группе «ДДТ».

Но тебе еще есть, что доказывать?

Конечно, я же тебе говорю, что до сих пор нахожусь в этом индепенденте лузерском, не до конца признанном. Печурка еще горит, все еще происходит пока, варится, крутится. Хочется чуть подъ**нуть этот мир.

Чтобы мир слегка подвинулся?

Не так, что вы все тут говно и уроды. Я все-таки люблю людей. Тут нужна такая фига в кармане, подстеб, чтобы люди поняли: «А, черт, у него фига в кармане, прикольно он нас подстебнул». Нельзя далеко от зрителя уходить, нужен контакт, пинок под зад, чтобы не расслаблялись — эй, жизнь суровая! — но чтобы было весело, вот что.

Time Out Топ-5



«Девочки не хотят»

Три барышни стали лауреатами конкурса «Time Out Новая музыка» меньше чем через год после того, как взяли инструменты в руки в первый раз — теперь их задиристый рок ценит Артемий Троицкий.

«Мыши-рокеры с Марса»

Эти юнцы поначалу лучше умели стильно одеваться, чем играть, но теперь их по-хорошему наглый дэнс-рок собирает полные залы визжащих девочек и приплясывающих мальчиков.

«Полюса»

Любимцы девочек с гуманитарных факультетов прогремели по стране с едким хитом «Поэзия» — теперь интеллигентно замороченную музыку «Полюсов» чаще слышно в Москве, чем здесь.

«Досвидания»

Нехарактерную для невских берегов группу «Досвидания» больше привечают на Украине, там их качественный поп-рок находит больше резонанса среди поклонников «Океана Эльзы» и Esthetic Education.

Amatory

За короткий срок эти сердитые молодые люди стали самой популярной тяжелой командой страны, попутно выведя металкор из душных клубов на просторы дворцов спорта.

ДЖАЗ

Андрей Кондаков

пианист, композитор, арт-директор клуба JFC

Насколько джаз был доступен во времена вашей молодости?

Я начинал в середине семидесятых. В то время фирма грамзаписи «Мелодия» выпустила целый ряд замечательных лицензионных дисков. Записи Оскара Питерсона, Эрла Гарнера, Дюка Эллингтона, Диззи Гиллеспи можно было купить официально по всей стране. Кроме этого, пластинки выпускались в ГДР, Венгрии и Польше. В 1975 году даже вышел диск с настоящим фьюженом «Джаз-рок 75». На ней можно было услышать проект Чика Кореа Return To Forever и Weather Report Джо Завинула. Но в подлинном виде пластинки имели только настоящие коллекционеры. Начинающие музыканты, такие как я, знакомились с ними, слушали эту музыку. Также мы черпали информацию из программы Уиллиса Коновера по «Голосу Америки». В конце 70-х ведущие джазовые ансамбли получили официальную работу. Начал активно гастролировать оркестр Олега Лундстрема и ансамбль Давида Голощекина, а Леонид Чижик со своим трио получил поддержку от Москонцерта. После застоя в конце 60-х возобновились джазовые фестивали. В Ленинграде таким фестивалем был и остается «Осенние ритмы». Впервые я попал на него в 1985 году, когда получил приглашение от Владимира Борисовича Фейертага.

Что, на ваш взгляд, изменилось с тех пор?

Сейчас ситуация не сопоставима с той. Например, сегодня на портале youtube.com вы можете с легкостью найти видеозаписи, которые никогда не были официально изданы. Благодаря интернету распахнулись все двери. Носители джазовой культуры — американские музыканты — довольно часто появляются в нашем городе. У нас нет железного занавеса. Молодые джазмены могут получить образование в лучших джазовых колледжах. Преподаватели из бостонского Беркли регулярно устраивают в Петербурге «аудишн» для студентов. В нашем городе начал выходить замечательный журнал «Джаз.Ру». Благодаря стараниям главного редактора Кирилла Мошкова, это издание ничем не хуже, чем американские Down Beat и Jazz Times.

Уровень подготовки музыкантов в то время был лучше?

Для кого-то отсутствие информации было своеобразным стимулом. В такие моменты ты начинаешь по-настоящему грызть гранит науки. Сейчас же все доступно, и это расслабляет. У современных музыкантов нет жадности и напористости, которая была присуща нам. Но теперешнее время более правильное. Не должно быть никаких барьеров между государствами и культурами. Сейчас есть возможность себя проявить, и нет причин впадать в уныние.

Джаз сегодня — коммерчески успешная музыка?

Думаю, что в чистом виде джаз не может прокормить всех. Поэтому многие профессиональные музыканты увлечены разной музыкой. Лично мне интересно работать с людьми, которые не зациклены на одном стиле, а открыты для экспериментов. Поэтому я начал плотно сотрудничать с Владимиром Волковым и Вячеславом Гайворонским.

Вам не кажется, что в Петербурге не так много мест, где звучит джаз?

Джаз может и должен звучать не только в клубе JFC и Филармонии джазовой музыки. Он может прорываться и в других местах. «Арт-вокзал», The Place, Галерея дизайна / Bulthaup регулярно открывают свои двери для джазовых проектов. В Малом зале Филармонии часто играют джаз, и недавний фестиваль Le Jazz тому пример. Даже в молодом клубе А2 я успел выступить вместе с американским гитаристом Полом Болленбеком. Отличный пример того, как органично джаз звучал в неджазовых условиях. Мы имеем то, что имеем, и скажу вам, что это совсем не плохо.

Публики достаточно?

Если верить статистике, то во всем мире это от двух до пяти процентов от общего населения. Но вот что любопытно. Очень часто в такси и магазинах я слышу радио «Эрмитаж». Это означает, что многим петербуржцам нравится джаз и околоджазовая музыка. Я знаю, что на хороший джазовый концерт всегда придет тысяча людей. А это уже немало. В Петербурге можно пойти и послушать джаз в любой день. Петербург — не Нью- Йорк, где можно выбрать из двадцати мест, где играют прекрасные музыканты. Несмотря на это, выбор в нашем городе есть.

Эми Питерс

певица



То, что ты делаешь, — это джаз?

Я рэп читаю, просто делаю это в джаз-клубах.

Что же ты со своим хип-хопом в джазовые клубы сунулась?

Потому что на хип-хоп тусовках были только гопники. Когда мы приходили в эти клубы с нашим гитаристом, а у него с собой инструмент был, на нас смотрели очень странно, часто даже воткнуть гитару было негде. Мне тогда 17 лет было, играли в странных местах. Клуб такой, «Арктика», около «Приморской».

Кто у тебя сейчас в группе?

Григорий Воскобойник, Сергей Тарусин, Дмитрий Семенов, Максим Войтов — они прекрасные. Воскобойник — гениальный музыкант, люди, которые про него что-то другое говорят, просто этого не понимают. Сергей Тарусин играет и поет вместе со мной, поэтому я знаю: что бы ни случилось на концерте, он меня спасет. Он играл в Doo Bop Sound, у него есть своя группа Funky Town. Дмитрий Семенов — лучший саксофонист, с которым я когда-либо сталкивалась. Максим Войтов играет в изумительной группе «Мультfильмы», которую я очень люблю: меня так вдохновляет их музыка, что я стала писать на русском языке. Мои музыканты — это самые близкие друзья, в моменты кризиса они берут меня под руку и заставляют делать то, что надо.

Ты делаешь современную музыку или корневую?

Джазовые стандарты я не пою, Summertime разве что. Пару вещей пытались сделать — кошмар какой-то получился. Я же современная девчонка, родилась в 80-е, а джаз происходил когда? Это музыка моих бабушки с дедушкой.

Джаз — это буржуазная музыка?

Тогда у меня мало шансов (смеется). Это музыка тощих студентов в шапках.

Если рок ассоциируется с бутылкой Jack Daniel’s, то с чем джаз?

Темный клуб, красивая девушка стоит у барной стойки и выпивает испанский ром. Бармен тоже красивый.

Как идет работа над альбомом?

Записали уже половину, скоро вторую половину закончим.

Часто играешь?

Джазовые музыканты играют постоянно, каждый день. А не раз в месяц на объявленном концерте.

То есть концерты перестают быть событием?

Событие — это импровизация, а импровизация — это жизнь, ведь человек постоянно импровизирует. Никогда не знаешь, где когда окажешься, полный джаз.

Интересует тебя что-то на джазовой сцене города?

Я не слежу, слишком занята своей работой. Большинство музыкантов знают, чем они сами занимаются, а вокруг не смотрят. Вот клавишник мой в Doo Bop Sound играет — отличный коллектив, фанк качественный делают. Недавно попала на концерт Юлии Худяковой, просто изумительная певица, совершенно разную музыку делает, я в восторге была.

Что за музыка нас в будущем ждет?

Классная музыка. Уже сейчас время, когда все можно, а лет через десять будет модно все вообще. Никто не поймет, из Китая музыка или из Штатов — будет меньше меченой музыки, что уже и происходит. Чипсы Lay’s со вкусом белых грибов продаются только в России, но это все равно Lay’s — такая глобализация с локальным характером.

По-твоему, это хорошо?

Я мулат — воплощение глобализации. Все к лучшему. Я не из тех людей, которые во всем видят крах и конец света. Вообще я об этом не задумываюсь, времени мало, надо творчеством заниматься.

Time Out Топ-5



Григорий Воскобойник

Имея диплом Санкт-Петербургской консерватории, он прекрасно чувствует себя как в маленьком джаз- клубе в составе квартета Андрея Кондакова, так и на сцене Михайловского театра, исполняя классику. Кроме того, он успевает арт-директорствовать в Cafe Club CHE и писать саундтреки.

Non Cadenza

Лицо и голос группы Саша Алмазова облагораживает джазовыми гармониями рекой льющиеся поп-мелодии, а иногда выдает что-то народно-распевное под клавишные переливы.

Яна Фортеп

После нескольких лет исполнения традиционного джаза в различных коллективах, певица решила собрать собственный проект, который не уступал бы заморским Brand New Heavies или De Phazz. Сегодня Fushi — один из самых ярких нео-соул и диско-хаус коллективов.

Леонид Сендерский

Играл в составе оркестра Геннадия Гольдштейна и с вибрафонистом Алексеем Чижиком. Участник европейских проектов Mix-ture и Helsinki Trio. В прошлом году его эйсид-джаз-группа Fresh выпустила одноименный дебютный диск.

2 мая 2008
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация