Петербург
Москва
Петербург
Интервью с Петром Мамоновым

Интервью с Петром Мамоновым

Если на сцене, играя отрывки из своих моноспектаклей и классику «Звуков Му», он выкладывается полностью, то с прессой о творчестве говорит неохотно. Любая беседа сводится к ключевой для Мамонова теме — ’как прийти к Богу’
В ваших интервью часто встречаются дословные повторения – не думали обо всем этом книгу написать и изложить предельно ясно, чтобы лишний раз не переспрашивали? Жизнь вся уходит на это понимание, а я просто делюсь тем, что я понял, и стараюсь рассказать людям, как у меня, раз уж я на виду, артист, актер. А схема-то одна: A умножить на B равно AB, а дважды два – четыре, а не три с полтиной. Закон тяготения для всех един, а каждая личность – отдельная: Петя, Коля, Вася, Дима, а все же одинаково к земле притягиваются.

Вы не думали принять сан, как, например, Иван Охлобыстин? Правда, сейчас он ушел из священников и в президенты метит. Меня такая метаморфоза смутила, честно говоря. Сан принимается навсегда. Ваня просто вышел за штат. И это его личное дело. Президентство – это неприятно, да, ну а откуда вы знаете, с чем он спать ложится? Я Ванечку очень люблю: он нежный, тонкий, активный человек. И он одарен очень многими талантами, его бросает из стороны в сторону – ну а кого не бросает? Вы же знаете как: встал утром – одно, через десять минут – другое, через час – третье. Человек – очень текучее существо. И тот мир, который кажется нам опорой: вот земля твердая, деревья, небо – это все зыбкое очень. У меня товарищ есть, Вася Шумов, замечательный музыкант. Он рассказывал, что однажды оказался в районе землетрясения. И он говорит, что ничего страшнее не видел. Земля казалась твердью, а вдруг – раз-раз – и трещина растет на глазах. Все это очень зыбко, наш видимый мир не может быть опорой, только если временно. Вот и я всем вопросик такой предлагаю: что будем делать в четверг, если умрем в среду? А какие есть, такими и будем. Там уже изменений нет: там тела нет. А тела нет, значит, воли нет, тело – это наша воля к изменению. Останется душа, то, что мы есть, то, что пощупать нельзя, и она уже будет неизменна в вечности.

Целая жизнь дана, чтобы душу изменить. Задача одна – к концу жизни стать нормальным человеком. И если наркоман в ужасе выходит из окна, он не понимает, что в таком ужасе он останется вечно. У меня был случай такой. Я с одной девочкой разговаривал, 25 лет ей было. Она говорит: «Ну а что я, четыре года кайфа, ящик потом – а там пыль». А я говорю: «Нет, милая, не будет пыли». Она не поверила и покончила с собой. И что вот она? Какова ее участь в вечности? Ведь вечность есть, Бог есть, это не русские народные сказки, понимаете? Пушкин не сомневался, Гоголь не сомневался, Ломоносов не сомневался, а девочка Леночка говорит: «Я что-то сомневаюсь!» Ну это же смешно, это же детство!

А вы когда и как к таким выводам пришли? Бог открывается сам. Он по милости своей открылся мне в 45 лет, когда у меня все было уже: и успех, и деньги, и жены, и дети, и все прочее. А жить стало незачем. Смысл жизни ушел. Вот вы молодой человек, я вижу, спросите себя вечером, перед сном: «Зачем я живу?» Это не мне ответить, не кому-то, а себе. Не сможете ответить. А ответ находится в книжечке одной. А мы мимо ходим. Там же все есть, а мы мимо ходим. Погружены по уши в эту жизнь материальную: поесть, завтрак, интернет, завтрак, до пяти, без пяти – а жизнь проходит. Я вот сижу, мне шестьдесят лет. Мне скоро умирать. А я вчера был как вы. Это очень быстро прошло, честное слово.

О том, что было до этого прозрения, не жалеете? Мое дело – вперед. Заднее забывай, вперед распространяйся. Да жалею, конечно. Многое очень сделал не так. Пробегал и пропил.

А в то время вы встречали людей, которые вам рассказывали то, о чем вы сейчас говорите? Понимаете, мы жили в очень страшное время, когда все это было вырезано, убито и уничтожено. Я встречал просто хороших людей. Не верующих. Просто честных, добрых, жертвующих. Схема такая: Бог есть любовь, это не дядька с палкой – это дух. А дух этот есть любовь, а любовь – это не чувство, а добродетель, это жертва. Всегда отдать от себя денег, сил, времени выслушать, объяснить, рассказать. Вот таких людей я встречал много – которые жили по любви, по законам «отдать». Знаете, раньше было такое понятие – «безотказный человек». Чего не попросишь: в магазин, туда-сюда – все сделает.

Ну, понятие и сейчас есть. Но сейчас меньше таких людей стало – и Господь отвечает почему: «По причине умножения беззакония во многих охладеет любовь» (Евангелие от Матфея 12:24). Душа – это же как в троллейбусе: определенное место. Оно может быть заполнено или злым, или добрым. А пустого нету, все уже купили билетики, раз родились. И наше дело – это выбор. Он каждый день стоит: чай или кофе, да или нет, послушать или оборвать, трубку повесить или постараться объяснить, и так далее.

Будем выбирать правильно, будет знаете как хорошо? Это же работает. Семья моя мне подарила в 50 лет компьютер. Я подумал: ну никогда вот ничего не пойму. Книжечку почитал, стал стрелочку двигать – все работает. Так и тут: начнешь делать и увидишь – работает. Можно жить и быть счастливым каждую секунду, какие бы внешние обстоятельства не были. Счастье – это не успех, не благополучие, не сытость, когда гладко, тепло и удобно. Это другое совсем, это следующая ступенька.
25 октября 2011,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

«Выступление Pussy Riot в храме было своего рода переигрыванием знаменитой акции Иисуса Христа»

«Выступление Pussy Riot в храме было своего рода переигрыванием знаменитой акции Иисуса Христа»

В центре современной культуры Факел открывается проект «Непобедимая Победа». Автор проекта — протодьякон Петр — альтер-эго художника Петра Павленского. Петр создает инсталляции и устраивает перформансы на религиозную тему, надеясь вернуть духовность в массы нетрадиционным, зато хорошо понятным этим массам способом.
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация