Петербург
Москва
Петербург
Интервью: Анвар Либабов

Интервью: Анвар Либабов

«Мы все ходим прямо, вертикально,а мыслим горизонтально»

К своему 50-летию Анвар Либабов готовит необычную роль. В спектакле «Дневник гения», поставленном Андреем Дежоновым по дневникам Сальвадора Дали, он сыграет многочисленные галлюцинации известного художника, которые тот воплощал на своих холстах. Либабову — мастеру провокаций и импровизаций — такой материал прекрасно подходит. Будущая роль — еще одна возможность эпатировать публику, представая перед ней в самых невероятных образах, например Сталина и Гитлера, являвшихся Дали в кошмарах.

Что для вас значит Сальвадор Дали?

Мне близок его сюрреализм. Когда мы были молодыми, под словом «сюр» подразумевалось все нетрадиционное, необычное. И я считал, что это и есть «сюрреализм». Про непонятное говорили: «Идите, посмотрите — это такой «сюр»! И когда мы репетировали что- то выходящие за рамки традиционной эстетики театра, то тоже называли это сюрреализмом. Но теперь пришло время понять, что это на самом деле. Вообще мировоззрение клоуна, лицедея, актера отчасти сюрреалистическое, и в этом созвучно творчеству Дали. Для меня сейчас сюрреализм — подтверждение наработанного опыта. Собрать все, что имеешь, и попытаться это выразить через сюрреализм.

А личность Дали, его эксцентрические выходки близки вам?

Его эпатаж, революционность — это мне близко. Он всегда эпатировал публику, старался выделяться, быть непохожим. Для меня важно, что в обыденном, может, даже сером и плоскостном мире, в котором мы все ходим прямо, вертикально, а мыслим горизонтально, порой необъемно, Дали видит другой мир — иррациональный, абсурдный.

Себя вы считаете эксцентричным человеком?

В плане фриковости — да. Я честно скажу: на родине некоторые родственники даже стесняются моей фриковости. И приехавшая в гости сестра старалась не ходить со мной по городу, немного киксовала. Потому что у меня был огромный полосатый пиджак, узкие брюки и остроносые туфли 45 размера. А мне нравится. Не то чтобы выделяться из толпы, но не хочется быть как все. Я противник стадной моды, коллективности. Мне нравится красочность и карнавальность. Эксцентричность во внешности. Внутренняя эксцентричность — тут уже сложнее. До нее я, наверное, не дотягиваю.

Тяжело быть фриком в сером, двухмерном мире?

Чем он серее, тем легче. Сложнее выделиться, когда все разные. Самое главное — это импровизация. И сохранение мира детскости, придумок. Как дети — надевают на себя что- то и из мира вещей делают какие-то сложные штуки. Что мне близко и в Дали — как мир вещей отображен на его картинах. Он не соответствует нашему представлению о нем.

Когда вы остаетесь один, вы забываете о том, что вы клоун?

Даже когда я делаю какую-то уютность вокруг себя, все равно нелепость получается.

Вам часто бывает грустно?

Мне часто бывает печально и грустно. Но по внешности, по ее первому прочтению кажется, что раз клоун, то должен быть веселым, смешным, всех веселить. А состояние луны, грусти и печали не то чтобы меня преследует, но я с ним живу. Это не садомазохизм, просто такие размышления «о белых обезьянах». А вот страх перед будущим я стараюсь от себя отгонять.

У вас есть любимые комики из тех, кто сейчас популярны?

Мне больше нравится классика. Я вообще люблю ретро, стиль «утиль», комиссионки, блошиные рынки. И в юморе мне нравится бурлеск, Гарольд Ллойд, Бастер Китон, братья Маркс. Старые комедии. Енгибаров и Никулин. В этом всем есть лиризм и грусть с печалью. Сегодня этого меньше: время такое. А если взять за пример «Комеди Клаб», то мне нравится в них молодость, смелость и нахальство. Они делают все искренне и откровенно, с душой и сердцем, это правильно. Но вот про современных комиков я бы не сказал, что за кем-то слежу. Вот когда был сольный спектакль у Андрея Данилко, еще до Верки Сердючки, я на него ходил. Это была отличная актерская работа. Но как показывают последние конкурсы и фестивали юмора — количества много, качества мало. Есть много имитаторов, а из таких, кто превратился в собственный бренд, я могу назвать только «Комеди Клаб», но и то мне нравится из того, что они делают, процентов 20. Там, где талантливо, искрометно по подаче и исполнению. Но про глубину я не говорю.

Вы могли бы жить на необитаемом острове, где никого не нужно было бы провоцировать и смешить?

Это только так мечтается: вот как было бы здорово без всех — жить в хижине, где море, дикая природа. Или, по Чехову, свой участок, крыжовник, покой. Многие об этом мечтают. А после двух недель отпуска захочется обратно. Здесь диалектика, единство и борьба противоположностей. Зимой хочется лета, летом — зимы. После работы — отдыха. Из города в деревню — из деревни в город. Постоянная охота к перемене мест: приехали на гастроли — хочется домой, а дома — обратно на гастроли. Так что виртуально я хотел бы жить на необитаемом острове, а реально — нет.

Вы могли бы написать книжку «Сто и один способ стать клоуном» или этому невозможно научить?

У нас есть небольшой опыт — школа клоунов «Лицедеи». Она показала, что ребята учатся, когда живут с нами бок о бок, впитывая все с первого дня обучения. Отстраненно обучить нельзя. Если писать об этом, то эссе. А вот такую книгу — «как стать» — написать невозможно.

18 апреля 2008
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация