Петербург
Москва
Петербург
Интервью: театральные звезды

Интервью: театральные звезды

В театре случаются успехи и провалы, но никогда не бывает скучно.

КАРИНА ЧЕПУРНОВА

Вы приехали сюда, чтобы петь на оперной сцене, а стали звездой оперетты…

Я продолжаю учить оперные партии, пою в спектаклях Мариинского театра, но в Театре музыкальной комедии действительно работаю намного больше. Опыт, который получаю в оперетте, считаю бесценным. Меня удивляет, когда говорят, что артист оперетты -несостоявшийся оперный певец или драматический актер, ведь оперетта — очень сложный жанр. Настоящий солист оперетты должен петь как в опере, танцевать как в балете, а играть — как в драматическом театре! Оперетта давно привлекала меня своей простотой и красотой, и я решила попробовать. Партию Сильвы я подготовила за месяц. Правда, пока ее так и не спела. Зато появилась партия в «Баядере» Кальмана — Одетта Даримонд, самая любимая роль. Еще есть заглавная партия в «Баронессе Лили» Хуски в режиссуре молодого венгра Аттилы Береша. Этот спектакль номинирован на «Золотую маску». Пою «Герцогиню из Чикаго». Совсем недавно исполнила Кристину в «Продавце птиц» Целлера.

В оперетте очень много танцев. Вы умели танцевать до того, как пришли в Театр музкомедии?

Нет, если не считать бальных танцев в первом классе школы. Но тогда я перестала ими заниматься, потому что у меня не было для них красивых костюмов, я очень стеснялась, а мне на каждую репетицию хотелось приходить в новых красивых платьях. Для того чтобы выучивать танцы, каждый раз я трачу массу нервов.

У вас есть кумиры?

Я — поклонница Анны Нетребко. У нее редкое сочетание вокального дара и потрясающих внешних данных. Подкупает также искренность на сцене и в жизни. Из старшего же поколения оперных певиц мне очень нравится Анна Моффо. На мой взгляд, артистка должна быть красивой.

ДМИТРИЙ ЛЫСЕНКОВ

Долго тренировались, чтобы так убедительно кататься на коньках?

Не настолько убедительно (смеется), иногда еще падаем. И мне было сложнее, чем остальным. Я пришел в театр через два месяца после начала репетиций, когда остальные ребята уже стояли на коньках.

Как проходили тренировки?

Был личный тренер. Программа постепенно усложнялась. Но какихто сверхсложных элементов мы не делали. Сначала было трудно, но я заставил себя продолжить и заняться делом.

Какие возможности дали коньки для развития образа?

Они очень жестко диктуют условия игры. И мне это сильно помогает. Это дает динамику всему спектаклю. И нам было бы трудно ее найти, если бы мы ходили ногами по сцене. А на коньках все органично, поэтому каток нам просто необходим.

Самому герою, Кочкареву, коньки дают новые черты?

Это придает ему резкости и ловкости. Такие бесовские мотивы помогает выделять. Конечно, когда скользишь на одной ноге — это придает образу новые краски.

На жертвы ради коньков пришлось пойти?

Ноги, конечно, болят…

Как вы относитесь к тому, что теперь многие упрекают Фокина в потакании моде на ледовые шоу?

Мысль о коньках возникла у Фокина гораздо раньше, чем у нас на телевидении появились «ледовые периоды» и мода на них. Он до Петербурга ставил «Женитьбу» в Южной Корее — и там герои катались на роликах. А у нас они превратились в коньки, что, на мой взгляд, гораздо ближе к Гоголю. А то, что так совпало по времени, — хорошо. Все происходящее в спектакле — это скорее пародия на все эти катания возле Кремля и Эрмитажа.

СЕМЕН АЛЕКСАНДРОВСКИЙ

Что вас заставило взяться за Мисиму?

Испорченность.

Ваша?

Моя (смеется). Это же сверхактуальная тема! Я понимаю, что сейчас ко мне есть разные вопросы — что я не так понимаю Мисиму или Мисима не о том писал. Мне важно, что в этой пьесе есть четкое разграничение между человеческими поступками и человеческим выбором. Человек, идущий к власти ради власти, как Гитлер, не останавливается ни перед чем, даже когда ему надо избавиться от вчерашних друзей. Давай, решись, убей! И ты получишь власть над миром! Он совершает этот поступок, а мы показываем, как нелегко он дается Гитлеру. Мы сознательно отходили от штампов, связанных с этой фигурой. А противостоит Гитлеру его друг Рем, который — и в этом со мной спорят — alter ego Мисимы и несет чистое, нравственное начало.

Кто ваш любимый герой в спектакле?

Это сам автор пьесы.

Как ваши ровесники воспринимают спектакль?

Друзьям нравится, особенно актерская игра. Актер приносит на площадку целый мир — себя. И его эмоции не театральные, а человеческие. История, которую мы разыгрываем — это история чувств. И поэтому очень много положительных откликов.

Насколько сложно было собрать команду для спектакля? Вы же все делали самостоятельно.

Сейчас я понимаю, что, возможно, пошел неправильным путем. Выпускать спектакль, когда у тебя нет для этого всей необходимой технической базы и поддерживающей группы, очень сложно. Театр — это такой хрупкий механизм, что если свет не зажжется вовремя, у актера может случиться нервный приступ. В будущем хотелось бы играть и ставить в традиционном театре.

ЮЛИЯ МАРЧЕНКО

Трудно играть практически все главные роли в репертуаре Александринского театра?

Конечно, сложно. Особенно когда выпускаешь премьеру, а еще есть репертуар, который нужно играть. И если днем репетиции, вечером спектакли, то все в голове путается. Но выходишь на сцену — и делаешь то, что нужно. Мы попали в сложный период в Александринке, начинается ее новый этап. Думаю, что актерам, которые придут в труппу дальше, будет легче. А пока, конечно, мечтаем об отдыхе.

Почему «Женитьба» так быстро стала хитом?

Еще Чехов рекомендовал ставить в репертуар Александринского театра «Женитьбу» — он уверял, что гоголевская комедия пополнит кассу. Мы стараемся найти серьезное в этой классической комедии. Но то, что катаемся на коньках, — всех веселит. Хотя к всеобщему увлечению коньками Фокин относится иронично. Потому что если бы герои занимались своим делом, порядка было бы больше. Но если ты хочешь быть успешным, моде приходится подчиняться. Мне хочется верить, что люди идут смотреть «Женитьбу» не из-за коньков, тем более мы там ничего неожиданного не делаем.

Ваша героиня современная или старомодная?

По-моему, она универсальная. Она стремится соответствовать моде, хотя на самом деле замкнутая и скромная. Хотя и современные девицы часто начинают эпатировать именно для того, чтобы избавиться от зажатости.

Почему вы переехали из Москвы в Петербург?

Театральная ситуация в Москве к окончанию вуза не радовала, а Фокин привлек своей жаждой реконструкции и возрождения театра. Когда я вышла на Александринскую сцену, поняла, что это — мое.

ТАТЬЯНА БОНДАРЕНКО

В чем современность вашей героини?

Маргарита очень стойкая, умеет бороться за свое счастье, умеет добиться своего, особенно от мужчин. Но не ценой унижений, а покоряя их. По-моему, это позволяет посмотреть на Маргариту иначе. Обычно ее играют хрупкой, утонченной, но если внимательно прочесть роман, становится понятно, что Александр Дюма описывал девушку с сильным характером. И, будучи содержанкой, она все равно принципиальна в своих убеждениях — отказывается от счастья с Арманом, чтобы не запятнать честь его семьи. Не скажу, что такая самоотверженность современна, скорее, это чувство на все времена. Просто хочется, чтобы мои ровесники-зрители понимали, как важно оставаться честным перед собой, когда принимаешь решения. Иначе потом не сможешь жить спокойно.

Что для Маргариты важнее — любовь или деньги?

Мне кажется, что деньги — это прикрытие. С их помощью она маскирует свою беззащитность перед окружающим миром. Только так Маргарита может почувствовать себя защищенной перед теми людьми, с которыми общается. Но финансовое благополучие для нее — не главное. Потому что когда возникает настоящая, искренняя любовь к Арману, она отказывается от всех благ и уезжает в деревню, где готова сама все делать, стирать и готовить, лишь бы он был рядом.

Вы современная девушка, носите джинсы, водите машину… Насколько комфортно вы чувствуете себя на сцене в платьях с корсажем и кринолинами?

Я не чувствую какой-то неловкости, когда их надеваю. Наоборот, мне комфортно на сцене в таких красивых нарядах. Другое дело — приходилось приспосабливаться, чтобы танцевать, ничего не задевая. Но все равно приятно, что у меня есть такая возможность — носить на сцене платья в стиле позапрошлого века.

ДЕНИС МАТВИЕНКО

Легкость танца — качество врожденное или приобретенное?

Я бы сказал, приобретаемо-развиваемое. Конечно, если «полетность» заложена от природы, то развивать ее со временем проще.

У вас была эта «полетность»?

Нет, прыжком я бы не похвастался. Зато вращение от природы у меня было отличным. Я не осознавал, как мне удавалось крутиться. А прыгать было тяжело, я не понимал, как прыгают другие. Но мне всегда везло с педагогами. Один из них в Киевском училище очень хорошо развивал координацию. При развитой координации танцовщик прыгает и за счет рук, не только ног. Возникает своего рода обман, зрительный фокус. Можно прыгать невысоко, но благодаря элевации как бы слегка зависать в воздухе. Главное — легкость. Когда при большом прыжке нет легкости, получаются муки творчества. Зритель смотрит и думает: как же ему тяжело. А зритель не должен знать, как на самом деле иногда тяжело бывает танцору, как он падает за кулисами от усталости, которую показывать на сцене недопустимо.

Как вы научились создавать на сцене ощущение праздника?

Работой, работой и снова работой. Для того чтобы на сцене было по-настоящему легко, нужно очень много репетировать, готовиться, держать мышцы в тонусе. Мой киевский педагог, знаменитый Валерий Ковтун, который в свое время много танцевал с Майей Плисецкой, всегда говорил: «Твое долголетие — это урок, класс каждый день».

Без дополнительных занятий спортом?

У каждого индивидуально. Мне достаточно ежедневных репетиций.

Вы долго планируете танцевать?

Затрудняюсь сказать. Возраст — одно, пробег — другое. А пробег у меня большой, тело постоянно находится в тонусе.

3 апреля 2008
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация