Петербург
Москва
Петербург
Интервью с группой Ifwe

Интервью с группой Ifwe

Главное открытие лета — дуэт братьев Ifwe. Про их сентиментальный поп с русскими текстами пишут европейские блоги, а на родине группу приглашают на фестивали Стереолето и «Пикник Афиши».
а еще важно знать, что

Музыкант Александр Башлачев и журналист Леонид Парфенов в свое время тоже переехали из Череповца в Ленинград. У Плетневых похожие вокальные тембры, поэтому в Ifwe они поют вместе. Братья ведут блог Russian Adults о российской лоу-фай-сцене: в их недавней компиляции Be My Friend Again кроме Ifwe еще пятнадцать новых артистов.

Сколько времени существует Ifwe?

Михаил: С зимы. Мы не планировали организоваться в группу, просто решили записать на ноутбуке песню и выложить в Интернет. Сделали доморощенный мастеринг без претензий на качество. Возникла необходимость как-то назваться , чтобы можно было найти нашу запись в Сети, — так родилось имя Ifwe. Песню «Побережье» встретили хорошо, и мы решили продолжать, раз есть отклик.

«За моими солнцезащитными очками живет вечное лето». Как зимой получилась такая теплая музыка?

Александр: Просто потребность в тепле была очень сильной. (Смеется.) Рано темнело, все время шел снег, батареи не грели, было жутко холодно. Мы сидели в нашей комнате на Фонтанке, пили вино и мечтали о пляже и солнце. Это первый ваш совместный проект? Александр: Вместе мы играли спейс-диско как диджеи под эгидой блога Russian Adults. Создать группу пытались неоднократно, но заходили в тупик, каждый перетягивал одеяло на себя, да и музыкальные вкусы были разными. А сейчас все совпало.

Михаил: Мы много делали по отдельности. Для меня самым значимым проектом был File Foreli, такой электро-поп в духе 1980-х. А до этого была тьма всяких рок-групп еще в Череповце.

Ваш родной город — Череповец — действительно выглядит так, как у Алексея Балабанова в фильме «Груз 200»?

Михаил: Там правда довольно страшно. Если посмотреть на Google Maps, видно, что полгорода занимает завод «Северсталь». Схема только одна: работать на заводе, жениться, купить машину. Родители видели для нас именно такое будущее.

Александр: Все в Череповце «заточено» под завод. Я учился по специальности «Прикладная математика», посещал курсы по доменным печам. В начале 2000-х в городе расцветали молодежные движения, открывались клубы, но уже года три ничего этого нет, вообще не осталось молодых людей, все уехали.

Чем вы занимались в Петербурге, пока не возникла группа?

Михаил: За три года я сменил множество рабочих мест: был курьером, официантом, барменом, даже фотографом в аквапарке. Сейчас — дизайнер в фирме натяжных потолков.

Александр: Я был арт-директором бара «Ателье», сейчас это Folks. В Череповце занимался тем же, от дизайна и сайта до организации вечеринок — привозил, например, Escapizmo. Мониторил новые веяния, организовывал выступления 2Н Company, Mujuice, Федора Бумера.

Ваш дуэт стартовал быстро, сразу выступил на «Стереолете».

Михаил: Записав пять песен, мы разослали их по фестивалям, журналам и сайтам, которые нам самим нравятся, но не получили ответа. А потом о нас написал Lookatme, и сразу все проявили интерес. На «Стереолето» пригласили буквально за пару недель до фестиваля. Это, кстати, был первый концерт в Петербурге, нас очень тепло принимали, потом подходили за автографами.

Александр: В июле мы выступали на Shilling под Таллином уже как хедлайнеры. По формату это скорее фолк-фестиваль, без громогласного лайн-апа.

Вы согласны с тем, что играете модную музыку?

Михаил: Мы слушаем много актуального и пытаемся сделать саунд с учетом своих вкусов. Но сознательного стремления записать, например, русский чиллвейв нет. Просто играем так, как нравится. Изнутри, интуитивно.

Александр: Мы удивлены шумом вокруг нас. Казалось бы, сделали некоммерческий звук, удалили бит. Ifwe обозначают тегами bedroom pop, memory gaze. На самом деле это всего лишь добрая поп-музыка.

Большинство наших новых групп поют на английском, а вы нет.

Александр: Желание петь на английском — это амбиции типа «вот сейчас мы порвем всех в международном контексте». Но эта стратегия уже не работает. Огромное количество музыкантов играют бесплатно, так что экспортно ориентированные группы блекнут по сравнению с валом действительно интересных дилетантов. Мы не то чтобы хотели петь именно на русском, просто непонятно, а как иначе.

Ощущаете себя частью какого-то музыкального течения?

Михаил: То, что мы делаем, находится в мировом тренде, такая хоум-мейд-музыка. О нас пишут в испанских, датских блогах.

Александр: У русских групп еще сильна ориентация на качественный звук и клубную подачу. А есть, например, американский блог Big Ugly Yellow Couch. Они зовут на студийные концерты молодые группы из Бруклина, никому не известные, но очень талантливые. И таких групп сотни, они выступают в каких-то маленьких барах. Мы себя причисляем скорее к таким артистам.

Записан мини-альбом Red. Когда ждать большого релиза?

Александр: К осени планируем полноценный альбом, с новыми песнями. С каким звуком, пока не решили. Иногда мы что-то делаем под акустическую гитару, а иногда и с «прямой бочкой» хорошо идет. Главное, чтобы мелодии были хорошие.

Для журнала СПб.Собака.ru

15 августа 2011,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Музыка. Новое

Музыка. Новое

Концертная афиша этого сезона, впрочем, как и многих предыдущих, составлена из имен известных и очень известных. Но новая музыка все же есть.
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация