Петербург
Москва
Петербург
Знай свое место

Знай свое место

’Мы хотим свободы!’, ’Чтобы за нами не следили!’, ’Хотим ходить куда хотим, смотреть что хотим и ни перед кем не отчитываться!’ — вопит молодежь и дружно давит на кнопки в Foursquare и Facebook.
Отметиться тут, там – последняя модная фишка. Утро начинается, город просыпается – и давай жать. Жмущие грубым образом делятся на три группы, в сумме выдавая что-то среднее между эффектом попрыгуньи стрекозы и тем, что в народе называется «мужчины встретились и давай меряться своими…». Первая группа – начинающие – назовем ее Пионеры. Пионер только что обзавелся гаджетом, с помощью которого он сам видит, где он (так-то он не видел), что и кто вокруг (так-то было не осмотреться по сторонам). Пионер восхищен возможностями, которые ему дает новый телефон – он давит на все опции, функции, регистрируется в магазине «Галерея», в закусочной «Сабвэй», отмечает свое присутствие у себя дома на Мужества и, конечно, метит кинотеатр, где он, пусть и с запозданием, но посмотрел «Древо жизни», прокомментировав свой культпоход философским «Много о чем стоит задуматься после просмотра». Вторая группа – Жральня – тут более или менее все понятно. Все, что называется пространным «я занимаюсь проектами», вливается дружно именно сюда. Дорогая тачка, как вариант – дорогой аксессуар (не исключено, что фейк), фразы «А вот Жан Пигоцци говорит…» или же «Да, мы тут с Бондарчуком…». Фразы обрываются на половине с многозначительным «Об этом не стоит…». Жральня не питается дома, потому маршрут от проекта к проекту (часто и сам проект связан с едой) пролегает через «крутые места». Жральня, как сумасшедшая, отмечается во всех новых ресторанах, кафе, барах, клубах. Голод берет себе в товарищи главную установку Жральни: «Все, что вокруг, – съедобно». Под понятие попадают люди, памятники архитектуры, книжные магазины. Жральня непременно отметится там, пусть это и открытие маленького кафе рядом с детским отделом. Когда ни включи Facebook – загорелое лицо Жральни будет сиять: «Отметился в ресторане «Мансарда» 15 минут назад», одним словом. Третья группа наиболее умна и скучна – Бывалый. Социальными сетями Бывалый пользуется по работе – времени мало. Его метки по местам – полосования бритвой предыдущих двух групп. Раз в месяц он выдает, что в Берлинской академии современного танца. Через полторы недели – в Большом на частной экскурсии по новому подземному залу. Еще через три дня – на велосипедной детской гонке в Подмосковье. Пионер о существовании Бывалого не знает, Жральня нет-нет да и помянет его в своих «А мы с ним…», завидуя и пытаясь ограничить свой меточный поток, как он. Такой вот замес. Каждое утро я совершаю один и тот же ритуал – выхожу на балкон и кидаю хлеб на крышу трансформаторной будки. Воробьи к этому уже привыкли, и стоит мне задержать корм хоть на пять минут – они атакуют балкон истеричной мелодией. Их всегда пять-шесть. Не знаю, почему голуби, пролетая мимо, не пикируют сюда – может, так у них с пацанами поделена территория. Я вижу воробьев на ветке рядом с балконом – красиво сидят, в зелени, чирикают, бодрые. Вижу, как они прыгают среди брошенных мною крошек, – радуюсь. Потом я ухожу на работу. А воробьи? Тут попрыгали по помойке, там одного из них завалила кошка, тут самый мелкий влепился в лобовое стекло камаза. Лучше, конечно, всего этого не знать. Пусть их будет пять-шесть на крыше под балконом – я все равно не замечу подмены. Свобода! Чик-чирик!

saveliev@spb.timeout.ru

Рисунок: Александра Соболева

15 августа 2011,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

А Баба-яга против!

А Баба-яга против!

Москва. Жарко. Балет. Большой театр. Сижу в первом ярусе на втором ряду — высоко и смотреть надо вниз направо.
Бег

Бег

Есть такие пятнадцать минут в жизни. Свежие, как воздух, полыхающий в утренней комнате, когда стелешь свежие простыни.
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация