Петербург
Москва
Петербург
Интервью с балериной Дарьей Павленко

Интервью с балериной Дарьей Павленко

В «Бахчисарайском фонтане» Дарья Павленко теперь играет не польскую пленницу в гареме крымского хана, а ревнивую жену татарского владыки, эту пленницу закалывающую.
От белой голубицы – к ревнивой фурии. Такую трансформацию начальство предложило, или вы сами захотели попробовать новую роль? Предложило начальство, и я была рада: моему нутру роль Заремы соответствует больше, чем роль Марии.

То есть вы предпочтете убить соперницу, а не стать невинной жертвой? (Cначала хохочет, потом говорит совершенно серьезно.) Я готова бороться, скажем так.

С кем из педагогов вы готовили эту партию? Я работала с Еленой Викторовной Евтеевой, как всегда. Мне кажется, она тоже думает, что Зарема мне ближе. Но прежде всего она продолжает верить в меня и считает, что я универсальна и могу танцевать все. Я сама так не считаю – но это очень помогает в работе.

Как проходили репетиции? Я ужасно волновалась, так как партия сложна с точки зрения выносливости. Много материала, я смотрела записи других танцовщиц и видела, что в конце балерина всегда дохнет. Я боялась, что тоже буду дохнуть к финалу, и очень рада, что месяц назад, когда я впервые танцевала Зарему, со мной этого не случилось. А ведь спектакль по-настоящему большой, «четыре действия с прологом и эпилогом». Помните, как Раневская говорила: «Королевство маловато, разгуляться негде»? Так вот выяснилось: здесь – не маловато, этот размер по мне.

Мне кажется, что вы больше, чем другие балерины, интересуетесь какими-то новыми вещами, хореографией XXI века. А что интересного вы находите в «Бахчисарайском фонтане»? Когда я пришла в театр, я очень не любила этот спектакль. Он казался скучным прежде всего с музыкальной точки зрения. Но теперь я, наверное, стала умнее и терпеливее и понимаю, что это достояние русского театра. Его не просто можно, но и нужно сохранять. Он идет в Мариинском театре с 1934 года – это раритет, и мы должны беречь его, как полотна в Русском музее.

С какими хореографами, не ставившими еще в Мариинском, вы хотели бы поработать? Допустим, вам предложили пригласить кого-то на постановку в театр – кто это будет? Прежде всего – Уэйн Макгрегор. Его Chroma, поставленный в Английском королевском балете, – это ого-го что такое! В любом большом театре должен быть Иржи Килиан. Беда, что у нас профукан Форсайт. Бежар, конечно, «Болеро» – хотя я знаю, что с авторскими правами есть сумасшедшие сложности. И Кранко, его «Онегин» – зритель это любит, а мы ведь работаем для зрителя. Вообще, надо давать шанс молодым и не обязательно русским – я недавно была в Перми (танцевала там «Лебединое»), там главный хореограф Алексей Мирошниченко пригласил современных иностранных хореографов и выпустил программу под названием «Видеть музыку». Это прорыв для Перми, безусловно. Надо просто искать людей, которые умеют соединять движения.

Если ваша дочь захочет стать балериной, вы обрадуетесь или огорчитесь? Мы обсуждали это с Сашей (Александр Сергеев, солист Мариинского театра. – Прим. Time Out) и решили, что препятствовать не будем. Она постоянно просит поставить записи спектаклей, в которых участвую я или Саша, и если, когда подрастет, захочет пойти в Вагановское – значит, пойдет. Но если в какой-то момент она скажет: мама, я устала, я больше не могу и не хочу – я буду рада.

«Бахчисарайский фонтан»
На сцене Мариинского театра, расписание смотрите здесь
22 июля 2011,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация