Петербург
Москва
Петербург
Интервью с главным редактором журнала «Первое, второе, третье»

Интервью с главным редактором журнала «Первое, второе, третье»

Светлана Кесоян о вкусах и гастрономическом туризме

Опишите свою нишу среди изданий про еду. «Первое, второе, третье (и компот)» — журнал про гастрономические путешествия, внутренние и внешние, по всему миру. Это очень узкая лазейка, точное осязание территории. Такой направленности нет ни у кого, хотя путешествия есть в любом издании, касающемся кулинарии.

На мой взгляд, основным отличием является ваше отношение к языку. Вы написаны, как никто.Мне важно было придумать свой язык для журнала. Понятно, что я не могла изобрести велосипед, и он написан моим языком, но не таким, который я использовала во времена работы ресторанным критиком «Афиши».

Гурманы достойны изысканных текстов? Люди, задумывающиеся о том, что они едят, анализирующие гастрономическую ситуацию, сложно устроены, и они заслуживают изысканных речевых оборотов.

Получается, вкусовые рецепторы связаны с интеллектом? Конечно. Один человек может есть и не думать ни о чем, потреблять энергию. Другой может задуматься о пользе и вреде. Следующая ступенька — есть то, что вкусно и полезно. Тогда понятие «вкусно» перестает существовать: тебе бывает приятно, хорошо, а еще бывает интересно. Люди путешествующие, изучающие страну на гастрономическом уровне, видят по-другому — точнее, детальнее.

Гурманы-путешественники — кто они? Это наши ровесники, с тридцати до сорока с хвостиком. Мы не французы, у нас нет трехсотлетней ресторанной истории. У нас за плечами оливье, селедка под шубой и котлеты из школьной столовой. Мы — самые любопытные, потому что в начале 90-х все было интересно и все хотелось попробовать, почувствовать. А когда понимаешь, что гастрономия — целый мир и ты начинаешь в нем ориентироваться, остановиться невозможно.

Каковы особенности русского вкусового аппарата? Отсюда наша восторженность, когда нам дают попробовать что-то настоящее. Поэтому нам так нравится в Италии и Франции, в любой стране, где развито сельское хозяйство. Другое дело, что каждому национальному вкусовому аппарату свойствен некий консерватизм. В случае с французами и итальянцами иметь устоявшийся вкус — это круто, в нашем случае — нет. Наш вкус замазан майонезом.


Мы — мутанты, едим целлофановые продукты вне сезона, и ничего плохого с нами не происходит.

И вареной сгущенкой. Нет, сгущенка — это хорошо. Как некая трансформация действительности, готовность к эксперименту.

Как будет развиваться журнал? Мы в начале путешествия. За год работы стало понятно, что наши гастрономические исследования могут не прекратиться никогда. Гастрономическая вселенная эволюционирует. Она динамичнее, чем политика. Она — как человеческие отношения, которые невозможны в статике.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация