Петербург
Москва
Петербург
Интервью: Мария Свешникова

Интервью: Мария Свешникова

Писательница рассказала о хеппи-эндах в книгах и сравнениях с Бегбедером.

Вас можно назвать «Гришковец. Женская версия». Все переживания героини так знакомы… Неужели у всех женщин существует некий общий, универсальный опыт?

По сути, если раздеть человека, то останется мужчина и останется женщина. Если убрать машины, квартиры и города — останутся правда, ложь, сомнения, чувства, эмоции. Любовь — это универсальный опыт, это как два плюс два: в ответе можно ошибаться, но решал когда-то каждый.

Ваша героиня сидит на унитазе или думает: «Прокакаюсь как следует». Про что вы постеснялись бы написать?

А такое было? Размышления, может…Но чтобы прямо сидела на унитазе, не припоминаю. Вообще, что естественно, то не безобразно. А постеснялась бы… думаю, ни о чем. Если знаешь, о чем пишешь, то стеснения уже нет.

Хеппи-энд — закон жанра или ваше желание?

Вы никогда не думали, что и в жизни все часто заканчивается хорошо? Почему-то мы привыкли, что в так называемой «интеллектуальной прозе» все заканчивается плохо или никак, что катарсис — это обязательно утилизация важного, потеря и освобождение. А в моих книгах люди не расстаются с тем, за что борются.В жизни столько хеппи-эндов — зачем верить в плохое?

Как ваша книга и кампания «СтопСПИД» объединились в одном проекте?

Моя целевая аудитория — это наиболее уязвимая сегодня перед ВИЧ группа (я сейчас говорю о сексе, а не о наркотиках).Мои читатели — молодые люди, начинающие познавать секс и в силу молодости и образа жизни постоянно меняющие партнеров. Я пишу книги о том, как можно посмотреть на жизнь с чуть более оптимистичной точки зрения, как надеть некий «презерватив» на душу или сердце, так пусть мои читатели, посмотрев на логотип на обложке, зайдут на сайт, задумаются, пройдут тест на ВИЧ и купят пачку презервативов. Напомнить о том, что такая болезнь существует, нужно.

Каждый рубль от проданной книги пойдет на борьбу с ВИЧ/СПИДом. Почему на книге этого не написано?

Это написано на плакатах в книжных магазинах. К сожалению, на обложке банально не хватило места, а писать все очень маленьким шрифтом я считаю неправильным, это всегда вызывает массу подозрений.

Вам было важно мнение родителей о ваших книгах?

Мои родители — первые цензоры и рецензенты. Если бы они сочли, что книга хоть как-то угрожает репутации семьи, поверьте ,она не была бы издана.Но они знают, о чем я пишу, и поддерживают.

Когда про вас говорят: «Она пишет чуть интереснее Оксаны Робски», это задевает?

В современной литературе Оксана Робски — не самый бесталанный персонаж. У нее есть свой стиль, своя манера писать .А сравнивают — да и пусть. Я спокойно отношусь и к критике, и к сравнениям. Называют и Минаевым в юбке, и Бегбедером с сиськами.

20 марта 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация