Петербург
Москва
Петербург
Как же мне не плакать?

Как же мне не плакать?

Так принято. Раз — к концу года выкинуть из дома все ненужное. Два — намыть полы. Три — купить подарки. Четыре — вот про четвертое как раз часто забывают — раздать долги.
Телефонные звонки, которые дарят сюжеты для моих колонок, чаще всего раздаются, когда я еду в поезде. Как только звонит телефон между Тверью и Москвой, это ясный знак: будет о чем написать.
– Алло! – говорю я.
– Привет-привет! Это Наташа!
– О, привет!
– Слушай, уже холодно, и надо подумать о бездомных.

У меня что-то падает, я отвлекаюсь, кажется, что что-то понял не до конца. Наташа повторяет, что вот, мол, о бездомных подумать самое время!
– Мы собираем теплые вещи для них. Будем развозить по ночлежкам.
– Бомжам? – спрашиваю я.
– Нельзя говорить «бомжам», это неполиткорректно, – перебивает Наташа.
– Ну так что, вещи теплые дашь?
– Посмотрю, – отвечаю.

Еду дальше. Наташа-Наташа. Работает агентом, только не помню, в какой области. Что-то с рекламой или недвижимостью, а может, страхование. Раз в два-три месяца Наташа звонила мне с одним-единственным вопросом. Нет, вру. С двумя. Первый: «Как дела?» Второй: «Не дашь ли на пару дней восемьдесят тысяч?» На первый вопрос я всегда отвечал положительно, на второй – отрицательно. Денег таких у меня в свободном доступе не было, да и формулировка «на пару дней» настораживала.

Пару недель назад я встретился с Лешей – давно его не видел. Каким-то удивительным образом разговор вывернул на Наташу. «Да, – вздохнул Леша, – она мне триста тысяч должна. Пять раз занимала – вот накопилась такая сумма». Я икнул. Леша рассказал (по интонации это было сравнимо с «была у меня избушка лубяная»), что Наташаде позвонила и попросила сумму для закрытия какого-то отчетного финансового плана с обещанием вернуть максимум через неделю. Прошло три месяца. Я сочувственно покачал головой и внутренне порадовался за себя. Еще через неделю на дружеском ужине с тем же сказочным повествованием о хитрой лисе Наташе ко мне подсел Степа. В отличие от Леши он вручил ей тридцать тысяч. Целая сеть афер «на дружеской ноге», одним словом. Несчастные жаловались, что поначалу Наташа еще как-то имела совесть – писала СМС: «Подожди еще немножко». Дальше стало хуже. Наташа не отвечала на звонки и на сообщения не реагировала, хотя, как мне кажется, могла бы продолжить в стиле «Скоро буду. Капитошка», чтобы уж окончательно дать понять: волшебство с неизвестным финалом ворвалось в жизнь Степы и Леши, а может, не только их.

Кто знает, скольких еще зайчишек Наташа переселила в ледяные избушки. И вот она звонит мне с предложением помочь сирым и замерзающим. «Что-то давно я Лешу не видел, – подумал я. – Возможно ли, что с недостатком в кошельке в триста тысяч он оказался на улице, ютится у ларька с пивом и ночует с собачками на теплом полиэтилене? Вдруг взыгравшее в Наташе чувство сострадания и привело ее к этому решению – обогреть всех тех, кто по ее вине оказался натурально в экстерьере?»

Я надеюсь, что Степа и Леша в тепле. А Наташа? Что там с лисой в итоге стало?! Вот-вот.

saveliev@spb.timeout.ru 

Рисунок: Александр Григорьев http://grigorev.com/
20 июня 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация