Петербург
Москва
Петербург
Петербургское Утопау

Петербургское Утопау

Сегодня я больно упал два раза. Первый — в лужу с ледяной кашей, второй — на водопроводную трубу, оступившись на наледи.
Передо мной упала женщина, пару секунд мы лежали и смотрели друг на друга. Все плюнули и шли по проезжей части – стройным рядом. После второго ушиба, подняв женщину, я присоединился к ним. Картина завораживала сюрреализмом. Пешеходы и машины двигались в одном направлении, вместе, как будто кто-то переписал правила дорожного движения и постановил: «Пешеход и автомобиль – одно и то же в случае, когда в городе полный швах».

Известен случай, когда в 1917 году Шаляпин приехал с концертом в сонный Кисловодск. Шла Первая мировая, и каждый артист жертвовал часть гонорара на нужды армии. Шаляпин заявил: «Бесплатно только птички поют», – и еще до приезда в Кисловодск подтвердил, что жертвовать ничего не собирается. Очередь в кассу стояла с ночи, люди сменяли друг друга, концерт был настоящим событием, а билеты стоили сумасшедших денег. Больные подагрой чертыхались, ругали Шаляпина за жадность, но на концерт пошли. Занавес еще не был поднят, а атмосфера в зале уже была на пределе, слышалась открытая брань в адрес оперного певца. Убитых на фронте все больше с каждым днем, все хотят помочь солдатам, а этот, что он о себе думает?! В зале даже были припасены помидоры, кто-то пообещал метнуть в Шаляпина стул, как только тот выйдет на сцену. Одним словом, готовилось линчевание. И вот настал момент истины – занавес пополз вверх, и через несколько секунд аудитория открыла рты от удивления. На сцене в четыре ряда сидели солдаты в инвалидных креслах, с перебинтованными головами, у кого-то не было руки, у другого – ноги. По сторонам от них стояли сестры из Красного Креста. Свирепость собравшихся растворилась под сводами. Под бурные овации на сцену вышел Федор Иванович, пиарщик от бога.

Валентина Ивановна таким талантом, как видно, не обладает. Ее ругают с каждым днем больше – город не чистится (или плохо чистится), сосули убивают людей, передвижение пешком напоминает экстремальный спорт, – а Валентина Ивановна хранит гордое молчание. Эх, вспомнить бы губернатору комсомольское прошлое да взять в руки лопату и кирку, выйти на улицу, позвать телекамеры: мол, горожане, родненькие, да, ужас в городе, не справляюсь, сомкнем ряды, как учил великий Ленин на субботнике с бревном на плече. Даже на такой очевидный шаг гордости и пиар-смекалки не хватает, только на собраниях ЗАКСа полощутся три буквы «ТСЖ» – они во всем виноваты.

Губернатор усиленно работает, вот на 4-й Советской во дворике решили построить очередной дорогой жилой дом – окна в окна с домами начала века. Люди митингуют. Услышат ли их?! Петербург утопает в пофигизме, хозяйственном коллапсе. Однако дома же возводятся, квартиры ведь продаются, а то, что пробраться к ним по завалам и колдобинам невозможно, так это другой вопрос. Некоторые сообразительные петербуржцы нашли выход, пишут краской на сугробах: «Матвиенко, уйди вон!» – и, не поверите, сугробы в течение часа исчезают. Прямо заклинание какое-то, волшебным образом делающее город чистым. Рядом со мной в потоке машин шла старуха. Когда я поравнялся с ней, она сказала: «Во время блокады было лучше». Убийственный приговор городским властям. Эй, власти, ау! Реагируйте! У вас же пресс-служба Facebook читает, блоги просматривает? Нет? Так гоните такую пресс-службу. Ах, читает?! И докладывает? Так берите пример с Шаляпина. Русский человек любит красивые жесты, авось поможет, авось простит. Вам же на День города нести с трибун что-то струящееся о блистательном Петербурге!

saveliev@spb.timeout.ru

Рисунок: Александр Григорьев http://grigorev.com/
20 июня 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация