«Люди только и ждут, чтобы ты облажалась. Ударить тебя в спину, свалить с ног…» Интервью с Леди Гагой
Поп-певица номер один выпустила второй альбом Born This Way и рассказала Time Out мучительную историю взросления
Возможно, я окончательно рехнулась, но тираж нового альбома Born This Way кажется мне до смешного маленьким», – говорит Леди Гага. Уже три года бывшая учительница музыки дает прикурить по-взрослому: ее синглы взлетают на первые строчки чартов, вегетарианцы ненавидят ее за платье из мяса, хоругвеносцы – за клип Judas, эстеты – за поп-клише, которые обеспечивают ей рекордные продажи. О ней, возмущенно или восторженно, говорят все. Поговорить лично с ней удается немногим. И только единицы решаются завести с Леди Гагой разговор о ней самой.

Что ты начинаешь понимать о себе, когда пишешь песни? То, что я объект насмешек – и это на всю жизнь. Не важно, что люди скандируют твое имя или что ты записал кучу суперхитов, – ты все равно можешь проснуться однажды утром и почувствовать себя неудачником.

Тебе не кажется что твой успех – это такое громкое «отъ***бись» всем задирам? Чтобы действительно быть вели- ким артистом – музыкантом, актером, художником, не важно кем, – ты постоянно должен раскрываться перед публикой. Этим я и занимаюсь. Я успешна, пока у меня хватает сил на то, чтобы добровольно бередить свои раны каждый раз, когда я пишу новую песню. Если ты не выворачиваешь душу наизнанку, когда пишешь музыку, ты недостойна называться артисткой.

Кто был твоим самым злым обидчиком в школе? Придурков хватало. Люди только и ждут, чтобы ты облажалась. Ударить тебя в спину, свалить с ног… Зато когда они оглядываются назад, то отдают должное моей храбрости: «Хм, она уже целых шесть недель на вершине чартов». Ты можешь, глядя в глаза, убеждать меня, что я не лучше их – но я-то знаю, что это не так. И я никогда не буду такой.

Какой? Одной из толпы, из тусовки… Пока мои эмоции разрывают меня изнутри, пока я не могу не писать музыку – я не стану колыхаться в этом болоте. Я знаю, что моя судьба – быть музыкантом, а это значит снова и снова возвращаться к своим неудачам, чувствовать унижение, уязвимость.

Твоя команда в туре выглядит очень сплоченной, разве это не тусовка? Со стороны мы действительно выглядим как сборище чудиков. И если тебе не доставалось в школе, с нами будет нелегко, не поспоришь. С другой стороны, даже если ты был нормальным парнем – это не значит, что мы тебе не рады. Хрен я хотела класть на всякие разборки. Различные фрики, умники – я хочу, чтобы они почувствовали себя победителями, но это не значит, что они должны непременно мстить своим обидчикам. Давайте жить дружно и не ссориться – вот мой совет.

Какие из собственных работ тебе не нравятся? Клип на песню Telephone. Не могу его видеть – почти ненавижу! Конечно, мы с Бейонсе там выглядим круто. Но мы попытались впихнуть в этот клип так много гребаных идей, что, когда я смотрю его, мой мозг просто взрывается. Странно, что этот клип многим так понравился, в отличие от Alejandro. Последний мне куда больше по душе.

Потому что там не так много всего происходит? Именно. Хотя, возможно, это мой собственный заскок. Люди любят хаос в моей голове, а я ему ужасаюсь.

Быть может, ты просто не лучший судья своей работе?
Определенно! Но я лучше всех знаю, как ее делать.
Текст: Питер Робинсон (Time Out Лондон)