Квартал: Невский проспект
Невский проспект примелькался, как премьер в телевизоре, но, если приглядеться, и на нем можно найти много интересного.
ДУМСКАЯ УЛ., 1–3 
Этот дом, в котором сейчас размещаются толстые фраера (одноименный ресторан и Сбербанк), – воодушевляющий пример варварского отношения к памятникам старины. Скромное здание, построенное еще в самом начале XIX века, надстраивал чуть ли не каждый второй градоначальник. Вавилонское сооружение разрослось настолько, что в начале перестройки власти даже разобрали один этаж, да так и бросили – как пациента на столе во время липосакции.


НЕВСКИЙ ПР., 33 / ДУМСКАЯ УЛ., 1 
Городская дума вовсе не всегда была такой уродливой. Во времена Павла I это был стильный дом в три этажа с совершенно плоской башней. Странная конструкция, напоминающая облетевший елочный каркас, появилась только в середине позапрошлого века, в утилитарную эпоху Николая I, когда исключительно краси- вой башне придумали существенное назначение: быть пожарной каланчой и вышкой оптического телеграфа, соединявшего Зимний с Царским Селом.


ДУМСКАЯ УЛ., 9 / НАБ. КАН. ГРИБОЕДОВА, 26 
До конца позапрошлого века Думская улица называлась Гостиной, а с конца прошлого ей стоило бы называться Муравейной (или даже, на московский манер, Полночно-Муравейной). Здесь, в обветшавших галереях Малого Гостиного Двора работы Джакомо Кваренги, сосредотачивалась бессмысленная и неразборчивая ночная жизнь. «Берлин-бары» росли, как грибы под кислотным дождем, даже не пытаясь выделиться названием или дизайном – на такие мелочи никто не обращал внимания. Сейчас здесь стало тише, но в знаменитый «Фидель» все еще ходят люди. Почти как в «Сайгон».


НАБ. КАН. ГРИБОЕДОВА, 24 
Не стоит думать, что торговля видом из окон – изобретение нашего времени. Еще в конце XIX века здесь пытались соз- дать «суперпассаж», где торговали бы сплошь элитными товарами по лучшим европейским правилам. Пятиэтажная галерея соединила набережную с Думской, фасад украсили до невозможности – но тщетно. Одноименное заведение на Невском выиграло, а пассаж занял мебельный салон. Уже при советской власти мебель заменили книгами, а потом и вовсе передали здание под железнодорожные кассы. Сквозной проход остался только через соседний двор.