Петербург
Москва
Петербург
Павел Пепперштейн «Пражская ночь»

Павел Пепперштейн «Пражская ночь»

Рядовой заказ нерядового киллера превращается в языческое паломничество с приключениями и жертвой.
Прозу писателя и художника Павла Пепперштейна отличает редкое сочетание ясности стиля с крайней причудливостью мысли; наверняка автора не раз спрашивали, где он берет такие удивительные грибы. Уже «Мифогенная любовь каст», написанная в соавторстве с Сергеем Ануфриевым и застолбившая за ними место на литературном поле, работала с узнаваемым псевдофольклорным, архаическим материалом, но неподготовленному читателю давалась не то чтобы тяжело – совсем не давалась. Продолжив писать один, Пепперштейн заговорил языком чудесно гладким, начал создавать нехитрые, но занимательные сюжеты, но при этом сохранил сюрреалистичность начинки – ради которой, думается, он и садится за клавиатуру.

Герой Пепперштейна, как правило, не столько герой, сколько сила и символ; так, в «Пражской ночи» это «пригожий, незаметный» человек Илья Короленко. «По миссии моей – я поэт, порою я складываю воедино несколько слов, упиваюсь их магией, их нелепым колдовством; я один из немногих, кто еще поддерживает этот некогда священный огонь, недавно полыхавший лесными пожарами, теперь же превратившийся в огонек последней сигареты умирающего гиганта», – говорит о себе Илья; кроме прочего, правнук того самого писателя Короленко, автора «Детей подземелья». Помимо миссии поэта, у Ильи Короленко существует еще и другая – миссия всевидящего ангела, который взором своим убивает в буквальном смысле. Иными словами, Короленко – наемный убийца, прибывший в Прагу для того, чтобы устранить опального олигарха Орлова.

Выполнение заказа начинается с того, что герой наблюдает встречу толстосума в кафе с братьямикиллерами из Москвы. Благодаря своему феноменальному зрению Короленко разглядывает собственную фотографию, которую Орлов показывает братьям, но не узнает изображенного на ней человека. Служебность сюжета у Пепперштейна подчеркивается тем, что уже на данном этапе смышленый читатель может угадать, как дальше пойдет дело.

После непродолжительной экскурсии по Праге (Пепперштейн там учился и хорошо знает город), украшенной вставными историями, Короленко настигает свою жертву в соборе Святого Вита, уникальном в том числе и потому, что строился он около шестисот лет, с XIV по XX век. Образ бесконечно обновляющегося собора подчеркнут у Пепперштейна – в момент посещения его героями он снова закрыт на реставрацию и попасть туда можно только при помощи специального ключа. Расправившись с Орловым, герой отправляется на конференцию о феномене Пражской весны и 1968 года – это официальный повод его поездки, а по дороге вступает в диалог с еще одним персонажем, наделенным птичьей фамилией. Тот, будучи художником, рисует его портрет. После конференции Короленко оказывается на ночном приеме у американского миллиардера, который служит преддверием торжеств Вальпургиевой ночи, и вот там-то текст Пепперштейна расправляется насколько возможно, превращаясь в нечто среднее (хотя почему среднее – суть одно!) между наркотическим трипом и манифестом Красной Весны, коммунизма, родноверия и панславизма. Вообще, забавно, насколько этот небольшой роман (да и почти любой текст Пепперштейна) по сути напоминает образчики идейного кликушества в интернете и насколько отличается от них своей породой, главные черты которой – языковая фантазия, чутье и художественность. Текст: Саша Филиппова

Павел Пепперштейн
«Пражская ночь»
«Амфора»
14 июня 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Литературная премия «Нацбест»

Литературная премия «Нацбест»

Лауреатов премии «Нацбест» в этом году впервые определят открытым голосованием. О книгах, вошедших в шорт-лист, рассказывает Time Out
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация