Петербург
Москва
Петербург
Гастроли московского театрального проекта «Человек.doc»

Гастроли московского театрального проекта «Человек.doc»

На новой площадке «Событие», открывающейся на территории лофт-проекта ЭТАЖИ, намерены представлять современное искусство во всех его проявлениях. Первым событием станут гастроли московского театрального проекта Человек.doc.
Самые хитовые театральные анекдоты – про наивного незамутненного зрителя, который принимает происходя- щее на сцене за чистую монету. Где-нибудь на гастролях в райцентре из зала выбегает бритый качок Вася и начинает оттаскивать Отелло от Дездемоны со словами: «Пацан, в натуре, чего творишь?» Или же подвыпившая матрона тетя Таня кричит Чацкому из партера: «Плюнь на них, не расстраивайся!» «Человек. doc» – новый совместный проект московских театров «Практика» и «Мастерская» – предлагает столичной публике нечто вроде волнующего перевоплощения в Васю или тетю Таню. Приходите вы, скажем, посмотреть спектакль с красивым названием «В конце было начало». Режиссеров двое – Эдуард Бояков и Виктор Алферов. Драматургов тоже двое – Владимир Забалуев и Алексей Зензинов, они написали пьесу про композитора Владимира Мартынова. Так вот, вы приходите – и видите на сцене собственной персоной композитора Мартынова, говорящего о себе от первого лица. Эффект, что называется, специфический: сознание невольно раскалывается, зритель мечется между ролями слушателя, внимающего откровениям селебрити, и театрала, разбирающегося в сюжете, структуре и замысле зрелища. Иными словами, если вдруг композитор Мартынов покажет на тебя пальцем и скажет: «Ты идиот», – непонятно, как реагировать: то ли спрашивать, кто вам дал право и хлопать дверью, то ли аплодировать и радоваться, что попал на такой необычный спектакль.

Для театра вообще важно удивлять зрителя, вышибать изпод его седалища уютную обывательскую табуреточку, задавать парадоксальные правила игры. Если удается – это почти всегда означает успех. Но идеологами «Человека.doc» – главой «Практики» Эдуардом Бояковым, в прошлом многолетним руководителем фестиваля «Золотая маска», и главой «Мастерской» Алексеем Паперным, в прошлом создателем клуба «Китайский летчик Джао Да», – двигали и другие соображения. Документальный театр, основанный на технике вербатим – то есть записи и инсценировке монологов живых и настоящих людей, наших современников, в России крайне неразвит. А уж театр, в котором свои истории играли бы непрофессионалы, далекие от мира кулис, и вовсе отсутствует напрочь. Притом во всем мире он давно вырос в респектабельный тренд: достаточно назвать ставшую притчей во языцех немецкую театральную компанию Rimini Protokoll, выпускающую постановки про телефонисток с участием реальных телефонисток и про пенсионеров с участием реальных пенсионеров.

Есть в истории «Человека. doc» еще один важный подтекст. Пару лет назад известный критик Марина Давыдова опубликовала заметку «Из жизни одноклеточных», выставляя российским подвижникам документального театра суровый счет. Почему, сетовала она, в ваших спектаклях фигурируют лишь гопники и пэтэушницы, неужели другие социальные слои вам не интересны? Как будто отвечая на вызов, «Практика» пригласила на свою сцену таких интеллектуальных монстров, как философ Олег Генисаретский или китаист Бронислав Виногродский. Десять человек, участвующих в проекте, подобраны по вполне понятному критерию. С точки зрения авторов, они – герои эпохи, люди, стоящие в авангарде сегодняшней культуры. Кроме упомянутых Мартынова, Генисаретского и Виногродского в культурные герои попали современные художники Олег Кулик, Александр Петлюра и Гермес Зайготт, рэпер Смоки Мо, драматург Александр Гельман, режиссер-документалист Ольга Дарфи и поэт Андрей Родионов. Для Кулика и Гельмана сделали исключение: они сами на сцену не выходят, их играют актеры. Ставили спектакли разные режиссеры, тексты готовили разные драматурги, да и сами титульные персонажи разительно отличаются друг от друга. Главное, что объединяет десять вечеров «Человека.doc», – неочевидный сюжет каждого спектакля, который на первых порах трудно срастить с уже сложившимся представлением о его герое. Кулик вдруг углубляется в рассуждения о ремесле таксидермиста, Родионов рассказывает о красильном цехе Театра Станиславского и Немировича-Данченко, Петлюра приносит с собой кучу мусора и любовно, по вещичке, представляет публике ее содержимое, а Генисаретский вспоминает о своих занятиях йогой и бегает по сцене со шваброй наперевес.


Накануне гастролей «Человека.doc» в Петербурге режиссер Эдуард Бояков дал интервью Time Out.

Такой масштабной гастролью вы намерены инициировать движение документального театра в сонном Петербурге? Амбиций возглавлять какое-то движение у меня нет, тем более в Петербурге. Просто нас позвали, и мы приехали. Здесь действительно нет документального театра. Честно говоря, в Петербурге много чего нет, не только этого. Здесь с современным искусством в принципе дела обстоят очень плохо. Но мы же не об этом сейчас…

Вы считаете, документальный театр имеет перспективы в России? Десять лет назад мы первый раз привезли в Москву резидентов лондонского театра Royal Court. Они делали у нас мастеркласс по вербатиму в рамках «Золотой маски». Тогда они чувствовали себя миссионерами, рассказывая об этом, как о самом свежем веянии. Но через несколько лет Лиз Доджсон, их директор международных программ, призналась, что после проектов в десятках стран главным успехом она считает именно российский. Вопреки всем ожиданиям англичан, именно русские научили их очень многому и показали необычайно высокий уровень. То есть мы не только учились, но и учили англичан.

То есть главное, на что следует обратить внимание на ваших гастролях, – инновационная театральная технология? И да и нет. Сколько о технологии ни говори, все равно главное в этом проекте – герои. Мы собрали очень значимых персонажей современной культуры. У каждого из них помимо известности есть большой человеческий и духовный опыт, который и является основой спектаклей. Но далеко не каждый готов честно им делиться и самостоятельно разбираться в своей биографии, понимаете?

Чем десять спектаклей «Человека.doc» принципиально отличаются от формата творческих встреч с известными людьми? Мы ставили героев в очень жесткие рамки. Сперва в работе с драматургом, потом в работе с режиссером. Они должны были изначально вести себя так, как ведут себя актеры. Они не просто произносят слова о своей жизни, но играют себя в настоящей, законченной пьесе, сочиненной драматургом. Иными словами, они должны не просто быть собой на сцене, а играть себя по всем правилам театра. И здесь важны не только герои, но и авторы спектаклей. Это наши лучшие драматурги и режиссеры! Понимаете интригу и вызов? Маликов, Павлович, Греков, Зензинов – в принципе, это и есть настоящее современного русского театра. Что бы там народные артисты ни изображали и как бы ни одаривали друг друга цацками и приглашениями на встречи с Путиным или Медведевым…
Текст: Андрей Пронин

Человек.doc
20-29 мая, Лофт-проект «ЭТАЖИ»
Расписание спектаклей смотрите тут
12 мая 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация