Драго Янчар «Катарина, павлин и иезуит»
Словенский магический реализм
Книга вызывает любопытство по меньшей мере по двум причинам. Во-первых, это единственный сейчас на русском книжном рынке роман, переве- денный со словенского языка, – не путать со словацким! А во-вторых, действие в нем разворачивается на фоне Семилетней войны (1756–1763). Россию эта «нулевая мировая» тоже затронула (именно занятая в ней ошибочная позиция стоила короны и головы Петру III), но вот художественной литературы о ней на удивление мало. Разве что Пикуль, но того более альковные битвы интересовали. Янчар, впрочем, тоже не баталист. Пушки грохочут у него где-то за холмами, а военные представлены в единственном (зато красивом) лице австрийского капитана Виндиша, которого Катарина, дочка управляющего имением на Среднедунайской равнине, прозвала павлином. А когда поняла, что надменный австрияк на нее, простушку, и не взглянет, решилась отправиться с паломниками в Кельн-на-Рейне, к раке святого Роха.

Мечутся по грязи движимые отчаянием и надеждой огромные людские толпы, над ними реют ангелы и демоны, а читатель любуется мастерски выписанными многолюдными сценами и интимными переживаниями героев – и испытывает радость узнавания. Словенский живой классик вполне вписывается в общее русло «балканского магического реализма». Но это не потому, что там все так пишут, а потому, что русские издатели так отбирают. Ну и пусть. Лишь бы публика была довольна.

«Лимбус Пресс»