Петербург
Москва
Петербург
Интервью: Дэмиен Херст

Интервью: Дэмиен Херст

Дэмиен Херст перед выходом своей книги делится мыслями о жизни и смерти.

Законсервированная акула Дэмиена Херста— «Физическая невозможность смерти в сознании живущего» — первое, что можно увидеть на выставке в Королевской Академии.Подвешенная в резервуаре с темно-зеленой жидкостью хищница как будто плывет в море. Она явно намеревается откусить вам руку, и хотя понятно, что акула мертва, ее смертоносность бесспорна. Взгляд в лицо смерти (смерти акулы и вашей) позволяет остро осознать, что вы — о чудо! — живы. Прошло несколько лет с того момента, когда акула вплыла в Галерею Саачи, на первую выставку YBA — «Молодых британских художников». Акула вызвала феноменальный резонанс и стала символом радикального нового искусства. Херст играл роль плохого мальчика, которого все ненавидят. И эта роль — не номинальная.

«Я упорствовал в желании быть анфан террибль, — говорит он. — Теперь я могу стать эдалт террибль, ужасным взрослым, — навсегда. Вот в чем искусство. Втайне от других, тем не менее, я — традиционалист». Очень сложно представить Херста традиционалистом. Акула проста, неподвижна, буквальна и действенна, поэтому она и вызывает огромный интерес и сильное раздражение. Херст не говорит зрителю, что об этом думать. Он просто показывает что-то, над чем каждый должен думать сам. «Я хочу, чтобы зрители прикладывали усилия и чувствовали дискомфорт, — говорит он. — Зрителей надо заставить чувствовать ответственность за их собственный взгляд на мир, а не просто знакомить их со взглядом художника, чтобы им оставалось только критиковать его»

За работу «Разделенные мать и дитя» Херст в 1995 году получил премию Тернера. Животных, разрезанных вдоль и законсервированных в формалине, можно было увидеть в стеклянном резервуаре. Это не окровавленные трупы — жидкость была удалена, а плоть обесцвечена. Разложение прекращено, и время остановлено. Создания получили ложное бессмертие. «Разложение — более ужасающая вещь, чем смерть», — говорит Херст, но смерть — более интересная для него тема: «Я умру — и я хочу жить всегда. Я не могу этого избежать, и я не могу избавиться от этого желания. Мне хочется хотя бы мельком увидеть, что это такое — умереть».

Херст решил эту проблему — надо просто часто смотреть смерти в лицо. В студенческие годы он ходил в морг: «После первых двух недель тела переставали быть трупами, смерть отступала».

Книга Херста I Want to Spend the Rest of My Life Everywhere, with Everyone, One to One, Always, Forever, Now — ретроспектива жизни с момента обучения в колледже до картин, которые он делал со знаменитостями, например, с Дэвидом Боуи. Благодаря юмору Херста, одновременно отрешенному и язвительному, книга получилась живой и интересной. Несколько страниц посвящены сигаретам, которые для Херста символизируют смерть и жизненный цикл. «Каждый раз, когда я докуриваю сигарету, я думаю о смерти», — заявляет он.

Но за внешними нездоровыми проявлениями Херста скрывается романтик: «Все, что я делаю, — это праздник. На самом деле жизнь для меня — навязчивая идея, и смерть — это точка, в которой останавливается жизнь. Искусство —это жизнь, и оно действительно не может быть ничем другим». Херст назвал своей лучшей работой Коннора, только что родившегося сына. В книге можно увидеть портрет Дэмиана с сыном и подругой Марией — они законсервированы каждый в своем резервуаре, как скульптуры. У них закрыты глаза, как у мертвых.

«Стальные и стеклянные ящики — из-за страха, что все в жизни такое хрупкое, — говорит Херст.

— Я хотел создать скульптуры, в которых хрупкость может спастись ».

Из художников на него оказали наибольшее влияние картины Фрэнсиса Бэкона (британский художник XX века.- Прим. Time Out): агонизирующие фигуры в ограниченном пространстве. Переведите это в 3D, и вы получите основу скульптур Херста. Он замещает человека животными, рыбами или насекомыми. «Мне нравятся метафоры, — говорит он. —Людям надо дистанцироваться. Вы можете смотреть на муху и представлять человека»,— и заключить их в стеклянную или стальную камеру, которая исполняет такую же функцию ограничения, как на картинах Бэкона.

Имя автора на книге Херста напечатано, как название лекарства на упаковке. Над именем— изображение подготовки к инъекции, на форзаце — фотография больницы. Эта книга — для спасения жизни. «Искусство, как медицина, может вылечить, — говорит Херст. — Меня всегда поражало, сколько людей верит в медицину, но не верит в искусство».

В 2007работа Херста «Ради любви к Богу» (платиновый череп, инкрустированный бриллиантами) была продана за 100 миллионов долларов. Выставка работ художника в Эрмитаже планируется в июле 2008.

Опубликовано в Time Out London №1412.

21 февраля 2008,
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация