Интервью с Джеральдом Симпсоном
Джеральд Симпсон — один из самых разносторонних электронщиков: по различным стилям он путешествовал так же активно, как и гастролировал.
Ты работал во многих стилях: хаус, техно, джангл, электро. Переход от жанра к жанру был эволюционным или ты специально стремился к эклектике? Для меня все перечисленные стили – это одно и то же. Представь себе дерево: там есть ствол и ветки, которые растут из него. Я – ствол, из которого растут музыкальные ветки. Я не делю музыку на жанры. Они все являются частью меня.

Ты рано взлетел на вершины чартов в составе великой эйсид-хаус-группы 808 State, а сейчас опять вернулся в андерграунд. Как так получилось? То, что я попал в чарты, было случайностью. Я вышел из андерграунда – туда же и вернулся. Не считаю себя неудачником: все эти годы я наблюдал за хорошими музыкантами, которые продавали себя и потом уходили в никуда.

Ты выступал по всему миру. Есть ли место, где твою музыку понимают больше всего? Меня принимают везде одинаково: видят черного парня и думают, что я буду играть хип-хоп. Или подходят и просят, чтобы я сыграл Рианну. Я ощущаю себя живущим на планете дураков, у которых промыты мозги! Надеюсь, у вас в городе есть taste control? Вот в Японии меня, кажется, понимают: там хотя бы музыку слушают внимательно.

Музыка из США на тебя никак не повлияла? В 1980-х к нам в Англию приходило много американской музыки. Я лично вдохновлялся больше всего андерграундным черным хаусом. Но поскольку у нас не было диджейской культуры, на меня куда больше влияли люди, которые слушали и танцевали под эту музыку.

Сейчас ты живешь в Берлине. Зачем ты туда переехал? Потому что Лондон – говно! Интервью: Данила Лак

Roots United Classics 16 апреля, «Эфир»