Петербург
Москва
Петербург
День рождения клуба «Мама»

День рождения клуба «Мама»

Школа жизни у всех разная: кто-то помнит первую учительницу, а большинство клабберов — первую вечеринку в клубе «Мама».
Клуб «Мама» – целая эпоха в истории городского рейв-движения. Появившись в конце 1990-х, он стал школой для сотен молодых людей, потративших значительную часть здоровья на танцы под драм-н-бейс, техно, хаус и хардкор на железных бочках и в интерьере с кирпичными стенами. С момента закрытия клуба в 2004 году его посетители ежегодно встречаются, как выпускники, и танцуют под тех же диджеев, что радовали их десять лет назад. Про историю «Мамы» можно прочитать у патриарха российского техно Олега Азелицкого в книге «Рейволюция» и у Андрея Хааса в его «Корпорации счастья», но факты забываются, а чувства остаются.

Владимир Гритченко, музыкант: «Мама» – это просто первый клуб в жизни. Нам нравилось, что в него было легко попасть: первые вписки за полцены, первая халява»

День рождения клуба «Мама» с течением времени превратился в смотр достижений его детей: кто кем работает, кто что слушает, кто скрывается в Гоа, а кто наблюдает за нами сверху (или снизу). Невероятная атмосфера объединяла толпу на танцполе сильнее, чем все социальные связи – в этом и заключался секрет популярности «Мамы».

Повторить такую беспроигрышную комбинацию клубные промоутеры пытаются уже почти десять лет, но пока безуспешно. Дело не в формальностях – в «Маме» стены из необработанного кирпича заставляли думать о чернобыльской аварии, в туалете не закрывались двери, слово «кондиционер» было ругательным, а на некоторых вечеринках люди танцевали по колено в воде. Коктейльная карта? В «Маме» она состояла из трех позиций: водка, пиво, чай. Причем многие приносили чайные пакетики с собой: к утру они в баре заканчивались, зато кипяток наливали бесплатно. Фейсконтроль? Огромный «дядя Саша» пропускал всех адекватных и стоящих хотя бы на трех точках опоры людей, поэтому у бара встречались финские журналисты, школьники и проститутки, художники и дилеры, программисты и панки, собиравшие бутылки, чтобы оплатить входной билет.

Арам Багдасарян, клубный консультант: «Клуб был грамотно сделан, но главное – это, конечно, люди. Друзья, друзья друзей и так далее – все были там»

Есть одно отличие, о котором в последнее время стали забывать. Это музыка. Диджей в клубе «Мама» был богом, который мог одним движением руки закончить вечеринку или продлить ее до 12 дня. Выбор у любителей андеграундной клубной музыки был тогда невелик – диджеев почти не было, и «Мама» открыла дорогу для нового поколения покорителей винила. Какое-то время это заведение было ядром клубной культуры города. Сюда промоутер Олег Богданов привозил своих первых артистов. Многие запомнили выступление Funki Porcini с интеллигентного лейбла Ninja Tune, из мягкого IDM превратившееся в джангл-вакханалию. Когда из-за атаки на башни-близнецы DJ Hype испугался лететь в Россию, чтобы выступить в «Маме», казалось, что мир погрузился в пучину депрессии. Именно здесь раскрылись артисты, чьи имена сейчас занесены в Зал славы диджеев: Аррам Мантана, Федор Бумер, Фанки Ди, Костя Лавски, Миша Пуго, Примат, Кефир. А кто-то, однажды посмотрев на них часов в 9 утра, понял, что ничего страшного за вертушками нет, и сам встал на их место. Виталик и Кимбар, например.
Текст: Илья Розов

День рождения клуба «Мама»
25 февраля, «Дом быта»
18 февраля 2011
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация