Гоголь
Гости «Гоголя» могут по-барски позвонить в колокольчик, чтобы заказать холодец или карпаччо
Серьезное заведение с высокой русской кухней и русским же духом, поданным без лубка, при должном мастерстве вполне может стать классикой жанра. Обеденные залы небольшие, сделанные в традициях кабинетов, каждому постарались придать свой стиль. Ремонт еще слишком свежий, но в стенных шкафах занятный антиквариат, разве что непонятно, почему среди книг нет ни одной, написанной собственно Гоголем. Официантам пока не очень ловко называть посетителей сударями и сударынями, да и самим гостям, перед тем как по-барски позвонить в колокольчик, тоже придется побороть стеснение.
В тщательно стилизованном меню – национальные хиты и по-французски утонченные позиции, отсылающие к дворянским приемам. К первым можно отнести, например, «многотрудный» холодец, замечательный обилием мяса птицы и телятины, суточные щи с копченостями, которые здесь готовят совсем по-старинному, с мелко порубленными ингредиентами, наливки, квас, соленья, – все это здесь делают собственноручно. Карпаччо же из свеклы с козьим сыром, соусом из орехов и грейпфрутом или «филейчики» судака, завернутые в ломтики кабачка, – по-европейски неожиданные и легкие блюда. А не по-русски маленькие порции, холодные булочки в корзинке свежевыпеченного хлеба, лишние эксперименты (рыбные котлетки неожиданно оказываются под завязку нафаршированы перцем) – это досадные мелочи, которые легко поддаются корректировке и потому не должны помешать удачному наброску стать достойным произведением ресторанного искусства.
Анастасия Павленкова