Едкий портрет эпохи узников торговых центров
Волкострелов один из немногих, кому удалось подобрать ключ к драматургии Павла Пряжко.
На «простейших» героев Пряжко он смотрит с бесстрастностью кинодокументалиста, не дающего оценки, а фиксирующего отдельные моменты реальности, и визуализирует обширные ремарки пьесы, демонстрирующие не столько чувства и мысли персонажей, сколько их полнейшее отсутствие. Например, мертвенную жизнь офисных и торговых работников, наполненную механически-одинаковыми действиями и стерильно-дежурными диалогами. Наиболее интересна вторая часть спектакля, «Центр» (с участием работников торгового центра), где одни актеры читают текст с экранов ноутбуков, а другие сопровождают его уходящими в дурную бесконечность повторами одних и тех же действий: курят, меряют обувь, пьют кофе, говорят по телефону. Три части спектакля скрепляет абсурдистский образ двери, повисшей как бы в пустоте и никуда не ведущей, через которую упорно ходят туда-сюда персонажи. Таким образом режиссер достаточно ненавязчиво закрепляет мысль, заложенную в любой пьесе Пряжко, – о бессмысленности движения «элементарных частиц» современного социума.
«Запертая дверь», ТЮЗ им. А. А. Брянцева