Папа в оцифровке - Фото №0
Папа в оцифровке - Фото №1
Папа в оцифровке - Фото №2
Сиквел классики кибер-панка — фильма «Трон» — студия Disney представляет как триумф новейших технологий — и правда, сложно придумать более уместное им применение, чем в истории о виртуальном мире. Новые формы семейной жизни микросхем под музыку Daft Punk изучил Денис Рузаев.
В 1989-м папа обещал взять Сэма (Гарретт Хедлунд) в зал игровых автоматов, что-бы на пару порубиться в Space Invaders, – и навеки исчез. Так как пропавший (Джефф Бриджес) был известным на весь мир создателем видеоигр и президентом одной из первых компьютерных корпораций, то за двадцать лет сиротства мальчишка вырос в главного бунтаря Силиконовой долины, предпочитающего руководству компанией бурное самокопание и быструю езду. Вдруг он получает сигнал о помощи (что любопытно, на пейджер) из мира виртуального – где среди светодиодных небоскребов микрочипов и антропоморфных строчек программного кода уже две декады обитает блудный отец и куда немедленно засасывает и самого Сэма. Чтобы воссоединиться с родителем, юноше придется освоить вождение светового мотоцикла, повысить свои навыки во фрисби на выживание и победить злобную цифровую копию папаши (тот же Бриджес, омоложенный по технологиям, применявшимся Финчером в «Загадочной истории Бенджамина Баттона»). Идея снять продолжение «Трона», передового по меркам начала восьмидесятых сай-фай о тайной жизни продвинутого софта, кажется в самом деле оправданной: мало что за прошедшие три декады устарело так, как представления о виртуальной реальности, да и цветной клейкой ленте, изображавшей в 1982-м люминесцентное сияние компьютерной изнанки, не помешал бы апдейт. В этом плане новый «Трон» и правда представляет собой подлинный пир технического прогресса: отрисованные в CGI проспекты и закоулки города электроников сверкают и подмигивают гирляндами всех цветов радуги, за кадром звучат роботизированные сюиты Daft Punk, а 3D, задействованное лишь в эпизодах, разворачивающихся в виртуальном пространстве, не использовалось настолько же уместно со времен «Аватара». Другое дело, что приводить всю эту машинерию в движение призван напыщенный и лишенный, похоже, и намека на самоиронию – в электронном обществе царит суровый тоталитарный строй, – сценарий. Да и от вопроса, как герой Бриджеса за 20 лет проживания при диктате алгоритмов не повесился на ближайшем цифровом столбе, отделаться трудно.