Группа Slam, патриархи техно-сцены, на одну ночь задержится в клубе «Эфир»
Лучшее техно получается у героев депрессивных промышленных окраин
Шотландия знаменита не только своими вискокурнями, замками, волынками, персонажем Мела Гибсона из фильма «Храброе сердце» и тренером премьер-лиги сэром Алексом Фергюсоном. Атмосфера главного фильма про Шотландию 1990-х «На игле» порождает особое отношение к жизни – когда нет перспектив, сложно поддерживать игривое настроение. Музыка, как лакмусовая бумажка времени, говорит о Шотландии следующее: здесь живет крепкий, как виски, народ, знающий толк в тревожном гудящем техно и поставляющий за пульты лучших артистов в заявленном жанре. Подтверждением этому служит легендарный дуэт Slam из Глазго – Стюарт Макмиллан и Орде Мейкл.
История Slam берет начало в середине 1980-х, когда дуэт получил еженедельную резиденцию в клубе Fury Murrys. В то время они играли смесь хауса, фанка и рэпа, пока не открыли для себя эйсид-хаус, в то время накрывший Англию покрывалом из полотен звука синтезатора Roland 303. Поймав волну, Slam при поддержке своего пиар-менеджера Дейва Кларка (который, в свою очередь, через некоторое время стал одним из величайших техно-артистов в истории) прописались в клубе Tin Pan Alley. Вскоре их вечеринки стали настолько знамениты, что в клуб приезжали люди со всей Великобритании, от Абердина до Манчестера.
В 1991 году Slam открыли свой собственный лейбл Soma Quality Recordings, на ближайшие двадцать лет превратившийся во флагман мировой техно-культуры и родной дом как для самих музыкантов, так и для огромного количества международных артистов, ставших звездами благодаря пластинкам, выпущенным на Soma. Например, в 1994 году лейбл выпустил первую пластинку двух молодых парней из Парижа, называвших себя Daft Punk. После этого начинающих музыкантов заметил агент звукозаписывающего гиганта Virgin и подписал с ними контракт на первый альбом. Остальное – история музыки French house.
Но по-настоящему знамениты Стюарт и Орде стали, выпустив в 1995 году пластинку Positive Education. Они соединили романтику чикагского хауса, мощь детройтского техно и европейский грув в настоящий гимн рейв-культуры. Через звучание «кислотных» синтезаторов и «булькающие» басы пластинка вдохнула жизнь в танцевальную музыку и стала стандартом качества для следующих поколений музыкантов.
С тех пор дуэт Slam двигался к вершине техно-олимпа. География их выступлений – от Австралии до США и от Южной Америки до Японии. Проще перечислить страны, в которых они не играли, а крупные фестивали были охвачены целиком. Под них танцуют многотысячные Awakening, Glastonbury и T in the Park. Лучшие клубы мира рады видеть их за вертушками – они регулярно выступают в лондонском Fabric, берлинском Watergate, франкфуртском Cocoon, парижском Rex, токийском Womb.
И можно было бы подумать, что уровень их музыки так и останется на уровне начала 1990-х. Этим, на самом деле, страдают почти все ветераны клубной культуры – вспоминая, как было хорошо раньше, они перестают развиваться и играют свои хиты двадцатилетней давности. К Slam это не относится – они чутко следят за всеми тенденциями в современной техно-музыке и находятся, что называется, в струе. Стюарт и Орде делают ремиксы на новомодных героев сцены вроде Pan-Pot, Anja Schneider и Joris Voorn, выпускают пластинки на своем новом лейбле Paragraph и активно путешествуют по миру. Между Лисабоном и Мельбурном они делают короткую остановку в Петербурге, буквально на одну ночь. Не пропустите.
Slam
18 декабря, «Эфир»