Джули Бертучелли: «Дерево для фильма искали два года»
Режиссер фильма «Дерево» призналась в любви к заграничной флоре. Интервью: Ник Дент (Time Out Sydney)
Что заставило вас, француженку, взяться за экранизацию романа австралийки Джуди Паскоу «Наш отец, поселившийся в дереве»? Я вообще-то собиралась снимать кино по книге Итало Кальвино «Барон на дереве». Но это оказалось невозможно, потому что перед смертью Кальвино завещал, чтобы ни одна из его книг не была экранизирована. И тут двоюродная сестра дала мне книжку Паскоу.
О чем, по-вашему, эта история? Эта история о том, что, хоть природа и куда больше тебя, она служит отражением твоих чувств. Когда в твою жизнь входит печаль, важно что-то с ней сделать, чтобы не чувствовать себя жертвой. Воображение девочки помогает ей и ее маме начать жить дальше после смерти отца и мужа.
Дерево, о котором идет речь в фильме, долго искали? Два года! Я с самого начала хотела, чтобы это было настоящее дерево. Эти деревья – гигантские австралийские смоковницы – выглядят пугающе и завораживающе. И при этом, когда встаешь под его ветви, чувствуешь себя очень уютно – они словно руки.
Это уже второй ваш фильм, снятый за границей. Почему вы не работаете во Франции? Вдали от дома все чувства становятся сильнее. Я провела в Австралии много времени еще до начала съемок – ведь когда открываешь для себя какую-то страну, все в ней кажется волшебным и экзотическим. Но кино таким быть не должно, иначе создается впечатление, что его снимал турист.