Петербург
Москва
Петербург
Лирические герои

Лирические герои

Думать, что расцвет петербургской литературной жизни пришелся на Серебряный век или что последним великим поэтом был Иосиф Бродский, — преступное заблуждение. Мощные, хоть и подспудные поэтические, романические и философические течения и сейчас более чем распространены, хотя и не так заметны. Текст: Саша Филиппова
Когда-то в прошлой жизни, на первом курсе Университета, я познакомилась с девчонкой, как тогда говорили, из провинции. Вита до этого успела немного поучиться в художественном вузе, но самой верной ее страстью была литература, а именно – поэзия. По городу она ходила в обнимку с тенями символистов и акмеистов, встречи назначала не иначе как «у квартиры Бродского. Ну, знаешь, полторы комнаты?..» Питер знала, пожалуй, получше меня, хоть и удивлялась изменениям, произошедшим за последнее столетие. Мы обе что-то сочиняли, но именно от Виты я узнала, что этого недостаточно. У поэта, писателя или даже журналиста обязательно должна быть «литературная жизнь». Что это за жизнь такая и чем она отличается от общечеловеческой, мне вскоре предстояло выяснить.

Как-то так получилось, что первые точки на этой новой карте сгруппировались вокруг Литейного проспекта. В музее Анны Ахматовой в Фонтанном Доме заседала поэтическая студия Алексея Машевского, куда Вита затащила меня в первую очередь. Собрание было весьма пестрым – помимо романтических девушек-студенток вроде Виты, там появлялись программисты, юристы, мелкие бизнесмены, сотрудники правоохранительных органов и даже один узбекский гастарбайтер. Волшебная сила слова в серьезной степени нивелировала социальные, возрастные, национальные различия. Важно было искусство версификации. Моя родина – русский язык, не иначе.

После студии все шли выпивать в ближайшее кафе «От винта». Там происходил разбор полетов, вспыхивали горячие споры, завязывались романы.

Через несколько месяцев Вита по секрету поведала мне, что настоящие, признанные литераторы обретаются в паре кварталов ближе к Невскому – в кафе галереи «Борей». Они печатаются в журналах, к ним приезжают слависты из-за границы, которые переводят их стихи на английский и пишут о них диссертации. Мы наведались и туда. В «Борее» градус богемности был действительно выше – в углу часами сидел похожий на задумчивую сову поэт Аркадий Драгомощенко, поэт Скидан до сих пор служил кочегаром, поэт Голынко-Вольфсон разводил в своей легендарной литературной квартире тараканов и показывал гостям диван, на котором спал Бродский, поэт Завьялов цитировал античных авторов. При упоминании студии Машевского поэты снисходительно улыбались: «А, они так и пишут в столбик?» Прогрессивным здесь считался свободный стих и философия структуралистов.

Заходили в «Борей» и прозаики – похожий на лесовика Сергей Носов, Павел Крусанов, которому всего ничего оставалось до «Укуса ангела».

В студии Машевского, кажется, не одобрили новых знакомств Виты – «гиперборейцы» здесь считались пижонами, космополитами и халтурщиками, которым попросту лень рифмовать.

Мы некоторым образом смешались – интересно было и там и там, но что делать, если поэты так не выносят друг дружку?

Вскоре я познакомилась с еще одним кружком – группой «Дрэли куда попало». Это были веселые и радикальные ребята. Надо ли говорить, что поэтов круга Машевского они считали пыльными ретроградами, а «гиперборейцев» – невероятными занудами, которые не способны двух слов связать в простоте?

Как-то раз, уже устроившись работать в газету, я после редколлегии заскочила в «Борей» попить кофе. За одним из столиков сидели поэт Митя Голынко- Вольфсон и гастарбайтер Али-Шер из студии Машевского, поэт Сергей Югов из «Дрэлей» разливал коньяк.

Собственно, так оно и устроено в Петербурге – город маленький, друг мимо друга не пройти. Вот и приходится то и дело пить коньяк то с занудами, то с пижонами, то с ретроградами. Безыдейно.

А недавно Павел Крусанов рассказал, как они с Носовым сели где-то в рюмочной – не в «Борее» даже, с ума сойти, в совершенно случайной рюмочной! И тут в кабак завалилась толпа поэтов после какой-то очередной лирической вакханалии, обсела их стол, и полтора часа они наперебой читали стихи! Кошмар, да и только.

Прозаикам, без сомнения, приходится в нашем городе труднее всего.
12 ноября 2010
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ

Еще по теме

Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация