Гид по Лиговке
Лиговка долго не вызывала приятных ассоциаций: упадок, запустение, склады. Но ситуация меняется — теперь сюда едут на актуальное искусство в «Лофт проект Этажи„, на Сахаджа в клуб Jesus, знатоки выискивают колониальные товары в салоне “Артефакт», а скоро все это увенчается открытием внушительного ТРК Galeria.
Если заглянуть в арку дома № 50, откроется картина на первый взгляд мрачного и угнетающего места, где снуют усталые люди, переваливаются на дорожных рытвинах машины, уходят в грустную даль кирпичные малоэтажки. Арка – единственный канал связи остального города с этой территорией, ограниченной с одной стороны железнодорожным полотном, а с другой – Лиговским проспектом. Это бывшие склады Северного страхового общества, основанного одним из самых ярких предпринимателей XIX века – купцом Василием Кокоревым, бизнесменом-самородком, пионером русской нефтяной промышленности. В многочисленных корпусах складов Кокоревых сейчас располагаются офисы и опять же склады, стройбазы и магазинчики, клубы, репетиционные точки, школа танцев и йога-центр, столовые и неприглядные кафешки. Сносить «зону» пока не собираются, к тому же КГИОПом признана историческая и культурная ценность некоторых корпусов, да и с недавнего времени эта индустриальная территория постепенно стала развиваться. Присмотришься к складской зоне на Лиговке – и не сразу, стеснительно она покажет свое урбанистическое обаяние: красный кирпич, таинственные закоулки, глубины, скрывающие неожиданные находки. Возможно, у этой территории есть шанс подвергнуться джентрификации – реконструкции прежде неблаговидных городских кварталов, часто индустриальных, вследствие которой их наполняют лофты, галереи, мастерские художников, торгово-развлекательные центры, фешенебельное жилье, так что в итоге бывшие задворки становятся стильным современным районом. Так было и с манхэттенской Трайбекой, с пакгаузами в Гамбурге, с латвийскими Dream Factory и заброшенным советским портом Karosta, с газгольдерами в Вене. Но, конечно, джентрификация складов на Лиговке – скорее игра воображения, пока рано говорить об этом процессе в городе, где чаще сносят, чем стильно реконструируют. Но освоение этих кварталов, в общем-то, уже началось – вот-вот завершится строительство огромного торгового комплекса Galeria – безобразная яма у площади Восстания наконец-то затянется. Открытие пятиэтажного ТРК намечено на конец ноября – его амбициозные планы включают в себя и самый большой в центре города фитнес-клуб, и кинотеатр, и боулинг, и множество магазинов и ресторанов, среди которых будут Burger King, T.G.I. Friday’s, River Island, M.A.C., French Connection, Miss Selfridge, Payless и множество других.



ИСТОРИЯ

С XVIII века Лиговка – это рассадник тревожного неблагополучия, социально-болезненное дно, клоака, но клоака с историей. Заселение ее началось, когда по приказу Петра множество крестьян были неаккуратно выкорчеваны из родных губерний и вместе с семьями пересажены в эти места. Им предстояло стать ямщиками и извозчиками, гоняться по казенным поручениям из строящейся столицы в другие города и колесить по Петербургу. Теснота, грязь, постоянные болезни и мор, частые пожары в тогда еще деревянных домах – вот она, Лиговка, еще не проспект, но зловонный мутный канал, который засыпали только в начале XX века. Ее окрестности – район, вечно пользовавшийся дурной славой: самые низкопробные злачные места, народ лихой и буйный. Опустившиеся, оторванные от земли крестьяне, хулиганы, шпана, пьющие в грязных трактирах артельщики, проститутки в притонах. И в XX веке Лиговка оставалась криминальным опасным медвежьим углом: в революцию, во времена нэпа, в первые пятилетки, после Великой Отечественной. Здесь цвела воровская малина, ошивались беспризорники, торговали наркотиками. Лиговке же приписывают появление слова «гопник» (от Государственного общежития пролетариата, существовавшего в здании гостиницы «Октябрьская»).



Савелий Архипенко, архитектор, креативный директор культурного центра «Лофт проект Этажи» Лиговка раньше была бандитским местом. Здесь располагались притоны, здесь же в 1920–30-х годах бегал Ленька Пантелеев. На Разъезжей в основном находились трактиры, несмотря на близость Невского. Идеальный вариант развития Лиговского проспекта мы себе видим так: Лиговский как место, где живут приезжие финны, шведы, англичане. Где открыто много баров, булочных, кондитерских. В субботу Лиговский перекрывают, и он превращается в огромный развал, барахолку и антикварные склады, как на лондонском Портобелло.





Роман Перченко, архитектор
Существуют два типа развития индустриальных территорий: американский – когда недвижимость отдается под квартиры, и европейский – когда при участии государства открываются арт-центры, музеи истории промышленности, нечто подобное. Индустриальная оболочка XIX века наполняется современной контрастной модерновой начинкой: один стиль красиво оттеняет и подчеркивает другой. Это стандартный прием оживления промышленной архитектуры XIX века. В Петербурге примером может служить башня «Водоканала» на Шпалерной. Классическая джентрификация происходила в Нью-Йорке: в район в связи с дешевизной недвижимости заселяется художественная и богемная публика, а потом на эти места приходят девелоперы – делают в ставшем модном районе дорогие лофты и мансарды. В России джентрификация пока распространения не получила. Даже в «Красном треугольнике», куда можно бы было привлечь талантливых архитекторов и сделать что-то интересное, в итоге понатыкали стеклопакетов, унылых офисов, хотя как раз «Красный треугольник» может стать идеальной площадкой и для бизнеса, и для культурно-художественной жизни, для горожан.