Петербург
Москва
Петербург
Соло для троих

Соло для троих

Балет Чешского национального театра покажет постановку, посвященную трем великим бардам — Жаку Брелю, Владимиру Высоцкому и Карелу Крылу.

Жака Бреля и Владимира Высоцкого знают все, имя Карела Крыла в России знакомо немногим, но к французскому и русскому поэтам чешский бард присоединяется без труда: та же страсть, тот же надрыв, то же одиночество в крови. Родившийся позже своих коллег (Брель в 1929-м, Высоцкий в 1938-м, Крыл в 1944-м) и проживший жизнь также не слишком большую, но яркую (ушел в 49 лет, как Брель), чешский поэт для своих соотечественников значит столько же, сколько Брель и Высоцкий для своих. Так же фразы из песен стали пословицами; так же кинематографистам достаточно запустить за кадром поющего Крыла, что-бы стала ясна эпоха и интонация этой эпохи. Не удивительно, что возглавляющий балет Чешского национального театра Петр Зуска, человек совсем иного поколения (ему 42), когда захотел поговорить о судьбе поэта в родном/неродном отечестве, выбрал именно эту троицу: Брель-Высоцкий-Крыл.

Пять лет назад на Мариинском фестивале с Зуской станцевала дуэт Les bras de mer Диана Вишнева. Коллеги-критики тогда отвергли французский словарь и вместо обычного «Узкого залива» именовали спектакль то «Рукава моря», то «Объятия моря». Если вспомнить ту постановку, объяснений не потребуется: Зуска похож на самого себя. Его тексты грубоваты, шероховаты, надежны; мужчины одеты, как обычные граждане, в пиджаки и брюки (никаких узорных подштанников классического балета!), женщины — в легкие платья. Зуска не утаскивает зрителя в сказочные страны — все истории, сочиненные им, происходят в реальном мире, и он будто настаивает на том, что танцовщики — такие же люди, как мы с вами. Но мы ведь с вами не можем пересечь сцену в прыжке? Вот и своим артистам (а это классическая труппа, в репертуаре у них и «Лебединое», и «Сильфида», и «Онегин» Крэнко) Зуска этого не позволяет. То есть иногда кто-то вдруг вспорхнет в антраша или встанет девушка в ладный арабеск, но тут же засмущается: ой, что это я, это же на повседневную жизнь непохоже.

«Соло для троих» собрано из кусочков, иллюстрирующих песни трех поэтов с гитарой. Иногда это буквальная, прямая иллюстрация — как забавный скетч под музыку «Москвы-Одессы», где восемь путешественников с чемоданами маются ожиданием, а нахальная стюардесса в это время беззаботно полирует ногти. Иногда — иллюстрация поэтическая, то есть на самом деле куда более адекватная — отчаянный монолог девушки под «Все не так, ребята», когда коллеги ее и видят и не видят, производит впечатление довольно сильное. Миниатюры, связанные с Брелем, естественно, более галантны. Те же, что идут под музыку Крыла, содержат наибольшую энергию протеста — Крыл и прославился прежде всего как певец Пражской весны, точнее, ее осени — самая знаменитая его песня о русских танках в Праге. Труппа верит в то, что делает, и танцует с той энергией, что заложена в выбранных песнях. Невеликий, но очень обаятельный спектакль.

3 сентября 2010
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация