Петербург
Москва
Петербург
Фрукты, которых нет

Фрукты, которых нет

В Мраморном дворце пройдет ретроспектива итальянского гиперреалиста Лучано Вентроне.

Чаще всего на картинах римлянина Лучано Вентроне, архитектора по образованию, переквалифицировавшегося в художника, изображены цветы, фрукты, орехи, ягоды, включая самую большую из них — арбуз, обнаженные красавицы и море. Подобный набор тем дает повод для сравнений с Караваджо, с чем Лучано иногда вежливо соглашается, хотя реалистическим художником себя не считает.

И действительно, Вентроне — гиперреалист. Конечно, в его работах заложено эпатажное ожидание эстетического шока: «Ах, надо же, как похоже. Как на фотографии!» Так что термин «фотореализм» для обозначения этого направления в искусстве тоже используют — получающееся изображение похоже на цифровую фотографию, да и последними техническими новинками гиперреалисты пользуются. Но воссоздают они при этом не реалистическую картину мира и не ее фотокопию. Это очень убедительная иллюзия, но не реальность, точнее реальность, но не наша. Увидеть в жизни то, что показывает Вентроне, невозможно: у него все четче, яснее, словно смотришь одновременно в микроскоп и телескоп. Можно рассмотреть каждое пятнышко на фруктовой кожуре, каждый изгиб женского тела.

Фотографы тоже фиксируют нюансы, но так, как они даны в реальности. Итальянец же выпячивает, подает нам каждую деталь предельно натурально, как будто его цветы и гранаты оказались в метафизическом, гиперреальном пространстве с другими свойствами. Однотонный фон (белый, черный, серый), освещенность со всех сторон, предмет изображения в центре мироздания. И нет отношения художника. Фотография бывает куда более эмоциональной. Здесь же автор полностью отчуждается от вещи и наблюдает ее так, как какой-то трансцендентный зритель наблюдает прообразы вещей. За ложным документализмом скрывается истинное понимание идеальной изнанки реальности. Говоря о гиперреализме, часто вспоминают постулат философа Жана Бодрийяра: «симуляция чего-то, что никогда в действительности не существовало». Арбуз, нарисованный Вентроне, не мог существовать, потому что увидеть его таким невозможно. А от принципа «я так вижу» гиперреалисты отказались. Вентроне говорит, что рисует параллельный мир, иную реальность, в точке, где она расходится с нашей.

Потому-то гиперреалисты уверены, что их работы лучше и реальности, и фотографии. Они обращаются к реалистической технике и школе, акцентируют технологию, заигрывают с фотоискусством, заимствуют практики поп-арта в отношении к объекту и пытаются доказать концептуалистам, что художественную идею можно реализовать живописно-материальными средствами. Получается убедительно.

Лучано Вентроне Русский музей, Мраморный дворец, до 18 июля</p>

5 июля 2010
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация