Грешным телом
В программе вечера хореографии Юрия Смекалова две недавние премьеры — «Предчувствие весны„ и “Завод Болеро».

В репертуаре Мариинского театра есть «Балеты Джорджа Баланчина», «Балеты Михаи- ла Фокина», были «Балеты Джо- на Ноймайера». Теперь к компа- нии великих, удостоенных чести именного вечера на знаменитой сцене, прибавился бывший тан- цовщик театра Бориса Эйфма- на, а сейчас солист Мариинского Юрий Смекалов. В прошлом году он победил на Московском кон- курсе артистов балета и хорео- графов в Большом, получив пер- вую балетмейстерскую премию от жюри, возглавляемого Юрием Григоровичем, и в этом сезоне ему дали шанс проявить себя в Мариинском. В одну программу собраны две недавние премье- ры — «Предчувствие весны» на музыку Лядова, что хореограф поставил в феврале к фестивалю «Масленица», и «Завод Болеро» на музыку Равеля, впервые по- казанный в апреле на фестивале «Мариинский».

И в той и в другой постанов- ке за костюмы отвечала Татья- на Ногинова (линии-змеи обвива- ют ноги балерин, будто гимнаст- ка заигралась с лентой и в ней слегка запуталась), а за видео- графику — Юрий Давыдов. Виде- ографика замещает традицион- ное оформление сцены — в «Пред- чувствии весны» никаких деко- раций вовсе нет, в «Заводе Бо- леро» — лишь большая лестни- ца прислонена к заднику-экрану. Либретто и того и другого бале- та написал сам Смекалов.

В «Предчувствии весны» на сцене появляются Плодородие (Дарья Павленко), Зима (Дарья Васнецова), Ярило (Данила Кор- сунцев), Смерть (Александр Сер- геев) и шесть человек земного населения, испытывающих на себе выяснения отношений глав- ных героев. На экране падает снег, медленно извиваются меж- галактические вихри, плавает планета Земля, и к финалу ее круг превращается в круг под- жаристого блина.

Название «Завод Болеро» воз- никло потому, что хореограф вспомнил тот факт, что на на- писание знаменитого «Боле- ро» Равеля вдохновила экскур- сия на завод, более ничего про- мышленного в спектакле нет. В этой постановке на лесенке си- дит Душа (Виктория Терешки- на). Ее по очереди пытаются со- блазнить семь грехов: Чревоуго- дие (Антон Корсаков), Любодея- ние (Карэн Иоаннисян), Сребро- любие (Александр Сергеев), Гнев (Константин Зверев), Зависть (Максим Зюзин), Леность (Ан- тон Пимонов) и Гордыня (Дани- ла Корсунцев). На экране враща- ются лопасти гигантского вен- тилятора; после того как девуш- ка не сможет выбрать наиболее привлекательный грех и по оче- реди кинется в объятия к каж- дому, видеопроекция превратит- ся просто в большой круг све- та и в него прыгнет с верхотуры изможденная семью интенсив- ными дуэтами Душа.

Если в «Предчувствии вес- ны» все же легко отличить Зиму с ее острой, игольчатой пласти- кой от томно-обаятельного Пло- дородия, то на «Заводе Болеро» всем грехам подарены одни и те же движения, и понять, кто есть кто, можно, только если зна- ешь каждого артиста. Все они немножко вертятся, терзают ладонями собственное лицо и почему-то стучат рукой себе по кумполу. Может быть, намекая, что все соблазны — от ума? А счастье — в его отсутствии?

«Предчувствие весны», «Завод Болеро» 16 мая, Мариинский театр