Петербург
Москва
Петербург
Звезда Дэвида

Звезда Дэвида

Несколько лет назад, когда Brazzaville грохнул тихим грохотом, его близко к сердцу приняла столичная интеллигенция.
В Африке есть два государства, в названии которых есть слово "Конго". Оба названия длинны и разъясняют политическое устройство. Иностранцы отличают их по столицам: Конго-Киншаса и Конго-Браззавиль. Brazzaville также существует в двух не связанных ничем конго-лезским экземплярах. Один, менее известный, родом из Европы и перебивается джазом и фанком. Второй, американский, известность которого обернулась ротациями на телевидении, приезжает в Россию с несколькими концертами.

История "нашего" Brazzaville началась с того, что сбежавший из дома лос-анджелесский парень Дэвид Браун решил покончить с героином и обрел новую страсть в путешествиях по миру. Он полюбил босанову и музыку французских кабаре, выучился играть на саксофоне и пошел работать к Беку, с которым записал альбом Odelay. В 1998 появился Brazzaville, где Браун собрал единомышленников и, взяв на собственное вооружение тромбон и гитару, записал три альбома. Каждый из них был радушно принят критиками. Четвертый, с легкой руки Артемия Троицкого, был выпущен в России, на "Союзе", с новым, европейским составом. Этому предшествовало бегство в Барселону из мира MTV и фаст-фуда. Бегство в такой мир, где совершенно нормально, пусть и в мечтах, отправиться в тур по портовым городам мира с поддержкой нового альбома East L.A. Breeze на грузовом корабле, полном музыкантов, артистов и танцоров. В такой мир, где тур называется "Глобальное Потепление", и непонятно, то ли это экологический антиглобализм, то ли желание немного растопить холодные сердца.

Названная в честь беднейшей мировой столицы группа играет песни, смысл которых в том, что "радоваться надо имеющемуся". Сам Дэвид, помимо переезда из Лос-Анжелеса в Барселону, радуется в своем блоге тому, что он не в тюрьме, что у него нет СПИДа и непроходящей боли в спине, что он не лысеет и не чувствует сексуального влечения к детям. И еще тому, что существуют кофе и мангостины. А песни наполняются ощущением радости не из-за текстов, абсолютно депрессивных, а благодаря мотивам и аранжировкам, скрипкам и грудному голосу худрука-вокалиста. Своей легкостью они порождают такое приятное расслабление, от которого во рту будто вкус мохито.

Концерты в Уфе и Ростове-на-Дону открыли для Brazzaville путь в глубины российской ментальности. Очередной большой прыжок — песня Star Called Sun с последнего альбома. В ней творчески переосмыслена не нуждающаяся в эпитетах "Звезда по имени Солнце". Мелодия осталась прежней, с точностью до пары нот в припеве. Текст с большей, чем у оригинала, иносказательностью рассказывает о самом плохом в человеческом существовании. Но и тут нет намека на безразличие бытия, про которое, в частности, поет Цой. Констатируйте неприятности, но не нойте, как будто говорит Браун.

Несколько лет назад, когда Brazzaville грохнул тихим грохотом, его близко к сердцу приняла столичная интеллигенция. Теперь это общепризнанная в узком кругу классика. Вдобавок изданная на отечественном лейбле. Наверное, это послужило причиной того, что у мистера Брауна особенно теплые отношения с русским языком, музыкой и людьми: перед каждым местным концертом он учит какую-нибудь фразу, чтобы удобнее было работать с залом. Самая свежая, по словам друзей Брауна, означает "Привет, мои криминальные друзья! Я ношу женские трусы!" и звучит так: "Privet, bratva! Ya nashu stringi!". Зал включается моментально.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация