Петербург
Москва
Петербург
Фестиваль

Фестиваль "Кинотанец"

Программа "Кинотанца" огромна: 60 фильмов, созданных режиссерами из 23 стран. Еще и вечер видеоклипов, и цикл "от анимации к видеоарту", и набор фильмов-лауреатов видеоданс-фестивалей.
Два десятка столов. Четырнадцать человек распластываются на них, взлетают, вздрагивают. А камера ведет свою игру, замирая, выискивая странные ракурсы, иногда принципиально не совпадая в темпе, порой — скользя вслед с преданностью левретки. Получасовой фильм One Flat Thing Reproduced — это такая гиперлесть (ведь говорят, что лучшая лесть — подражание): режиссер Тьерри Де Мей снимает сделанный несколькими годами раньше спектакль Уильяма Форсайта и пытается применить к нему форсайтовские же принципы деконструкции. Но этот фильм — исключение, в остальных лентах режиссеры, всматриваясь в хореографов и танцовщиков, себя не теряют.

Вот Чарльз Атлас делает фильм о Мерсе Каннингеме (A Life Time of Dance): самый неизвестный в России из великих американских хореографов представлен добротным монументальным повествованием. И поступление в труппу Марты Грэм в 1939-м, и начало собственной карьеры хореографа, и первая работа с Джоном Кейджем (они потом сотрудничали пятьдесят лет, до смерти Кейджа). Аккуратные интервью с танцовщиками труппы, редкие архивные пленки.

А вот еще один портрет — Роберт Трахтенберг рисует Джина Келли (Anatomy of a Dancer): точно так же сдержанно, с репликами коллег, детей, сотрудников и кусками любимых фильмов. Впрочем, от героев эти портреты тоже зависят: большая живость второй пленки обусловлена темпераментом Келли (достаточно сравнить его Singing in the Rain или American in Paris с медитативными творениями Каннингема).

Даже такое незначительное подчинение героям раздражает настоящих людей кино, и они выдают манифесты, в которых люди отсутствуют вообще или роль человека сводится к роли детали орнамента. Танцы могут быть без людей — в "Птицах" Дэвида Хинтона монтаж изображения и звука превращается в настоящую хореографию, и картина составляется из поворота головы утки и странного напряжения совы. А в "Танго" Збигнева Рыбчинского режиссер утверждает, что вечная житейская суета (кто-то вкручивает лампочку, кто-то занимается сексом, кто-то режет мясо) и есть танец.

Cамый забавный в этом ряду фильм — пленка Лиз Эджис и Билли Коуи "Влюбленный Бетховен". Щекастый и добродушный молодой человек с готовностью подставляет домашние цветы в горшках сухопарой дамочке, безжалостно и абсолютно музыкально обкрамсывающей их садовым секатором.

Программа "Кинотанца" огромна: 60 фильмов, созданных режиссерами из 23 стран. Еще и вечер видеоклипов (Бьорк и Chemical Brothers тоже танцуют), и цикл "от анимации к видеоарту", и набор фильмов-лауреатов видеоданс-фестивалей.

Но "Кинотанец" состоит не только из показов, в нем есть и конкурс. Пока зрители будут смотреть избранное и лучшее, жюри будет изучать пленки, присланные из Восточной Европы, стран Балтии и СНГ. Объявят победителя и покажут лучшие творения на церемонии закрытия феста.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация