Петербург
Москва
Петербург
Пароль: ДД

Пароль: ДД

Интервью с Алексеем Гориболя о фестивале Шостаковича, который тот устраивает.
Судя по пресс-релизам, название вашего фестиваля меняется?

Сначала я хотел назвать его "Музыка вместо сумбура", потом "Послесловие к полному собранию сочинений", были варианты "Шостакович. Камерное приношение" или "Избранная коллекция камерной музыки". В итоге я позвонил Десятникову, прочитал ему список и он ответил: "Твой фестиваль называется "Дмитрий Шостакович. Избранное". И его вариант действительно лучший — избранная коллекция произведений, и люди тоже избранные.

У вас из проекта в проект переходят одни и те же исполнители, есть некая узнаваемая гориболевская команда. А есть ли к вам доступ новых артистов?

Конечно. На днях мне порекомендовали нового виолончелиста, ученика Анатолия Никитина. Я очень рад, что будет свежий музыкант.

Вас не отпугивает пафос Шостаковича?

Нисколько! Вы говорите "пафос", а я слышу в этой музыке колоссальное сопротивление, потрясающий подъем духа. У Шостаковича фантастическая способность иносказательно, осколками фраз, сплетениями мелодических линий рассказывать о конкретных вещах; можно называть это политической ангажированностью, а можно — сверхдраматургией. Важно, что Шостаковича играет молодое поколение — в фестивале участвуют или мои ровесники, или музыканты гораздо младше меня — им всем эта музыка интересна. И никто из них не спросил меня о гонораре, никто!

Меняется ли ваше отношение к Шостаковичу? И с чего он для вас начался?

Лет в девять я спел соло в песне "Родина слышит" в хоре Московской капеллы мальчиков, где я учился, а в двенадцать сыграл (по-моему, неплохо) несколько фортепианных прелюдий. Раньше на меня давили классические интерпретации — Мравинского, Рихтера, самого Шостаковича. Сейчас я обо всем этом забыл. У меня был перерыв в общении с музыкой ДД, довольно большой. И потом я как-то иначе все услышал.

Вы сказали ДД. Это звучит, как определенный пароль…

В Ленинграде того времени было два человека, которых до сих пор зовут по имени — Дмитрий Дмитриевич и Евгений Александрович (Мравинский. — Прим. ред.), и все понимают, о ком речь.

Ваш фестиваль — монографический. Не было желания смешать Шостаковича с другими авторами?

Было, но воплотилось в одной лишь программе. 7 ноября прозвучат "Русская тетрадь" Валерия Гаврилина и "Из еврейской народной поэзии" Шостаковича.

Вы любите устраивать концерты с сюрпризами, fashion-концерты. Из Шостаковича можно сделать fashion?

У меня в Костомукше в этом году на фестивале была два автора — Моцарт и Шостакович. С Моцартом все обстояло хорошо, а Шостаковича просили дозировать. Я ответил, что исполним все, что наметили, и вы еще скажете "спасибо". Так и вышло — не представляете, как принимали слушатели Квинтет или "Раек".

Они что, в первый раз эту музыку слышали?

Да они все там в первый раз слышали — и Квинтет, и "Реквием" Моцарта вживую. Так вот, я надеюсь, что аудитория моих fashion-концертов придет и на этот фестиваль, и Шостакович будет актуальным автором. Я помню фотографию 60-х годов: переполненный второй амфитеатр Большого зала Московской консерватории, масса людей слушает симфонию Шостаковича. И из каждого слушателя можно лепить скульптуру "Слух" или "Оцепенение". Был жадный интерес к этой музыке.

Ну, вдруг есть еще кто-то, не знающий ни ноты из Шостаковича. Вы бы с чего ему предложили начать? С какой-нибудь симфонии?

Нет, с финала Трио. Там такие первые восемь тактов — цепляют любого. Мы как-то репетировали с Владиславом Песиным в галерее Anna Nova. Посетители бродили, смотрели картины, потом стали прислушиваться, а потом все остановились. Даже охранники подошли и рты раскрыли.

Шостаковича много играют и много записывают. А есть записи, которые "греют" лично вас?

Я бы даже не о записях говорил, а о впечатлениях от концертов. Я помню Пятую симфонию с Мравинским, Квинтет в исполнении Рихтера и Квартет имени Бородина — его я слушал много раз, у меня была возможность ездить за ними по музыкальным школам, когда они обкатывали программу. Альтовая соната в исполнении Башмета, тогда еще аспиранта Консерватории, и Рихтера — феноменально, до сих пор помню. Недавно Башмет сыграл ее уже в оркестровой версии с оркестром "Кремерата Балтика", и тоже замечательно. Вишневская производила большое впечатление в фильме "Катерина Измайлова". Еще из детских воспоминаний — Ростропович играет Второй виолончельный концерт. Очень здорово.

Время от времени у нас начинают сокрушаться, что нет памятника Шостаковичу. Он вам нужен?

Поскольку я сейчас живу в Репино, в коттедже, где жил Дмитрий Дмитриевич, то памятник вижу каждый день — такой огромный бюст. И он так одиноко и почти иронично существует… Я не могу представить, какой может быть памятник Шостаковичу. Очки?

Вы чувствуете, что год юбилейный? Что-то прочитали новое, толковое?

Много прочитал. У меня великий консультант — профессор Людмила Ковнацкая, она столько советов дала, подарила только что вышедшие "Письма к Соллертинскому", юбилейный альбом. Ирина Антоновна (Вдова композитора. — Прим. ред.) разрешила сканировать оттуда фотографии для буклета и для видеоарта. Я ей очень благодарен.

Фестиваль завершает "Шостакович-гала"…

Вот это почти fashion-концерт. Там будет все — и песни фронтовых бригад, и сверхпопулярная "Песня о встречном", и песни Шута из музыки к спектаклю "Король Лир", и романс из кинофильма "Овод"; "Раек" с Петром Мигуновым, финал Трио, где на последних аккордах… не буду говорить, что произойдет. То есть планируется концерт-перформанс, где Шостакович, "обращенный к народу", и его серьезные вещи будут переплетены. Я хочу, чтобы участвовали все и играли до утра.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация