Петербург
Москва
Петербург
Гастроли театра балета Юрия Григоровича

Гастроли театра балета Юрия Григоровича

Юрий Григорович, экс-глава Большого театра, представляет в городе, где учился, танцевал и завоевал первую славу, тот спектакль, что в Петербурге никогда не шел.
Краснодарский театр начинает свои гастроли в Петербурге со "Спартака". Это, вообще-то, декларация: Юрий Григорович, экс-глава Большого театра, представляет в городе, где учился, танцевал и завоевал первую славу, тот спектакль, что в Петербурге никогда не шел. В Мариинском в 56-м был поставлен "Спартак" Леонида Якобсона — монументальный, скульптурный. В нем Рим старался замереть в наиболее выгодных позах; череда эффектных барельефов, а не спектакль. В том, якобсоновском "Спартаке" Григорович был одним из гладиаторов, сражавшихся на арене. Нельзя сказать, что в бою ретиария (воина с трезубцем и сетью) и мирмиллона (его противника с мечом) не хватало динамики, но когда Григорович в 68-м делал в Большом театре своего собственного "Спартака", он будто все еще рвался из якобсоновского спектакля. Недаром сцены битвы ретиария и мирмиллона там просто нет — выкинута как ненужное воспоминание. Богом Григоровича стала динамика. Его Рим не застывал — он клокотал, рвался вперед и захватывал территории.

С первой сцены, когда Красс тяжело вбивает ноги в землю — утверждая, что каждая пядь — его (у Якобсона он вальяжно путешествовал на носилках), с рассыпания воинов в блестящих доспехах в — буквально — железный летящий порядок, — Рим утверждает, что он вечен, и он правит миром. Восстание Спартака — все равно часть его истории, как землетрясение — все равно часть истории Земли.

Якобсон делал свой спектакль в 56-м. Он рассказывал о прошлом — надежд там было больше, чем реальности, но желание спихнуть кровавое, с ленивыми мутными баринами и статуарным советским кино, прошлое в музей, закрыть стеклянную дверку и облегченно вздохнуть — было слишком сильным. Хотелось верить, что — прошло. Рим уже — в учебниках, и Крассу можно дорисовать усы, не рискуя попасть при этом на галеры. А Григорович выпускает премьеру в апреле 68-го; в Праге еще весна, но вот-вот грянет, вот их всех сомнут и объяснят, кто правит империей. И в Москве возникает спектакль о мощи Рима, о славе Рима, о победе Рима.

С этого самого 68-го года "Спартак", как принято говорить, "визитная карточка Большого театра". Его всегда возили на все гастроли — любит публика смотреть на гладиаторов, трансляции футбольного чемпионата мира это подтверждают. Последние два сезона Большой пытается вырваться из римского плена и упорно представляет на продажу то французские стилизации, то дерзкие новинки молодых хореографов, то программу Баланчина. Такого успеха, как "Спартак", они не имеют, но все же спектакль потихоньку сдвигается в угол репертуара. И вот, чтобы напомнить о том самом третьем Риме, в котором Юрий Григорович долго был первым человеком, а затем перебрался в Краснодар, чтобы быть первым хотя бы там, в Петербург и привозят краснодарский балет. Пытающийся сымитировать стиль Большого в конце 60-х — 70-х. Взгляните. Впечатлитесь. Вздохните с облегчением: четвертому не бывать.

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация