Петербург
Москва
Петербург

"Джедаи:strong&proud". DJs Felix Kroecher (Германия), Chris Liberator (Великобритания), Frank Kvitta (Германия), Коnь (Киев), Helga (Москва), Alex Force (Москва), Олег Пак, Миха Ворон, Zoo, Van Nosikov, Сергей Демидов

Илья Розов о техно-фесте "Джедаи: strong& proud", возвращении тяжелой музыки на танцполы и состоянии городской минимал-сцены.

Главный техно-фестиваль города, сменивший несколько названий и концепций, делает еще одну попытку реабилитироваться за несколько предыдущих сомнительных сезонов. И что самое интересное — есть большая вероятность, что в этот раз всe получится. Конечно, до уровня бельгийского I Love Techno еще так же далеко, как местному заведению Pacha — до оригинального клуба на Ибице, но первое впечатление пока положительное. Возможно, это из-за того, что повзрослела публика, портившая своим присутствием атмосферу на предыдущих акциях, организованных Contrforce, и уже не будет 14-летних детей с выпученными глазами, скачущих по лестницам «Юбилейного» и пытающихся выкупить таких же друзей из комнаты милиции. Может быть, свой отпечаток накладывает ностальгия, накатывающая при мысли о месте проведения — все нормальные люди здесь были на Underworld. Но вполне вероятно, что просто все складывается как нельзя лучше — в воздухе витает возбуждение, которое нужно чем-то снять, а что помогает избавиться от негативной энергии лучше, чем техно?

Тенденцию к возвращению тяжелой танцевальной музыки поддерживают и «Джедаи». И пока хардкор не поднял свою лысую голову, на публике будут разминаться техно-диджеи. Немцы Феликс Крохер и Франк Квитта рубят незатейливый, но энергичный шранц в лучших традициях старой школы, но сделанный с учетом технологических новшеств. Но главной звездой ночи будет англичанин Крис Либератор. Фактически главное лицо эйсид-техно 90-х, он одним из первых иностранных диджеев посетил город в 1994 году и так впечатлил первую волну  рейверов, что рассказы о его выступлении ходят до сих пор. Жесткий, предельно танцевальный стиль музыки пришелся ко двору во времена первоначального накопления капитала — под техно клубные детки дрались с протогопниками, под техно они знакомились, влюблялись, совокуплялись, засыпали, просыпались и умирали. Под техно они жили. Поэтому, наверное, те, кто помнят это время, придут послушать Либератора. А у нового поколения есть шанс создать свои легенды, чтобы потом их вспоминать через 10 лет.

Дело уже даже не в профессионализме и не в качестве подбора материала. Тут дело в отношении артиста к его слушателю. В своей автобиографии Крис пишет: «Моя девушка кричит на меня, говорит, опять пришел с выступления без денег. Она начинает сходить с ума, а я отвечаю, что не мог взять с них ни копейки — они такие замечательные люди!». И этот человек на  танцполе творит такое, что выворачиваются наизнанку самые брутальные персонажи — в хорошем смысле, естественно. Поэтому Крис Либератор не сидит на месте — график его выступлений расписан надолго вперед, и охватывает все уголки мира, включая Венесуэлу, Австралию и, конечно, всю Англию.

И все было бы хорошо, если бы не одна мелочь, которая не то чтобы раздражает, но явно режет взгляд. Как будто очнувшись от векового сна, Contrforce обнаруживает, что во всей Европе уже который год бушует эпидемия минимала. И тут же организует целую минимал-арену, на которой, увы, к вышеобозначенному стилю можно отнести разве что Хельгу, да и то уже с большой натяжкой. Что хотели сказать организаторы этим жестом, непонятно. Должно быть как минимум стыдно перед европейским сообществом, в котором все ясно и четко: Ричи Хоутин — минимал-техно, Олег Пак — нет. Риккардо Виллалобос — минимал-хаус, диджей Конь (при всем уважении) — нет.

2 октября 2007,

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация