Петербург
Москва
Петербург

Bad Manners

От стереотипного чопорного англичанина вроде бы не стоит ждать веселья на ровном месте, но контрпримеров масса: взять хоть абсурдную юмористическую традицию. И самая веселая на свете музыка ска тоже пришла в мир из Англии, только у нас она больше известна в качестве обертки к цепким куплетам Шнура.

От стереотипного чопорного англичанина вроде бы не стоит ждать веселья на ровном месте, но контрпримеров масса: взять хоть абсурдную юмористическую традицию. И самая веселая на свете музыка ска тоже пришла в мир из Англии, только у нас она больше известна в качестве обертки к цепким куплетам Шнура.

В конце 1970-х после панкшквала лондонская молодежь заново открыла ямайские ритмы с выделенной слабой долей.Эта «умпа-умпа» была в ходу в рабочей среде, но в хитах не  значилась. А тут сразу несколько команд, в числе которых были и Bad Manners, устроили ска-возрождение и стали появляться в популярнейшей передаче Top Of The Pops. Bad Manners выделялись среди аккуратно триженых ска-мальчиков лысой башкой иганта-фронтмена Бастера Бладвессела. Взяв псевдоним у одного из персонажей битловского абсурдистского роуд-муви Magical Mystery Tour, похожий на бегемота Бладвессел рядился в платья с рюшами для исполнения канонического канкана из оперетты Оффенбаха, по поводу и без повода высовывал язык, длиннее чем у Джина Симмонса из Kiss, и по-карлсоновски мило безобразничал. Сообразно недюжим габаритам, «дурные манеры» Бладвессела носили преимущественно гастрономический характер: то на голову себе банку консервированных бобов вытряхнет, то начнет плеваться в публику недожеванными пирожками. Самую наглую выходку группа учинила в Италии. Один из концертов транслировался живьем по национальному ТВ, Бладвесселу сказали, что шоу смотрит сам Папа Римский — вокалист тут же спустил штаны и повернулся задом к камерам. Вся эта клоунада давно бы  уже покрылась пылью забвения, если бы не прилипчивые песни, по качеству мелодий соперничавшие с хитами коллег  из Madness. Can Can взял призовое третье место в британских чартах (Madness тогда же чуть менее зажигательно поиздевались над темой из «Лебединого озера» Чайковского), но и своих отличных песен у Bad Manners было навалом. В голове моментально застревали наигрыши в прямом смысле безумного губгармошечника Алана Сайага: после одного из выматывающих туров ему был поставлен диагноз «шизофрения». Другой проблемой для группы стало обожание ультра-правых скинхедов: традиционно ска любили нейтральные бритоголовые, но  наци-скины позаимствовали у них моду на высокие «мартенсы» и не самую белую музыку. Впрочем, Bad Manners всегда останавливали свое шоу, как только в зале начиналась драка.

Безудержный позитив стал приедаться публике к 1982 году, когда в моду вошли «новые ро- мантики», напомаженные пижоны во главе с Duran Duran. Bad Manners попытались на- чать карьеру заново в Америке, но не пожелали подстраиваться под совершенно иную модель шоу-биза. Толстяк Бладвессел с  тех пор успел побывать ресторатором (в его едальнях были особые скидки и удобства для  обжор) и оборудовать рекордлейбл на барже, но аттракцион под названием Bad Manners он  остановить уже, кажется, не в состоянии.

19 сентября 2007,

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация