Петербург
Москва
Петербург

Хроники убойного отдела

Об итогах сезона и монополии в оперном театре.
Одна из последних премьер завершающегося сезона — новая версия оперы Мусоргского «Борис Годунов» режиссера Юрия Александрова в театре «Санктъ-Петербургъ Опера». Циничной «жестью» своей концепции она напомнила стилистику фильма «Груз 200», дружно одобренного критиками. Перелицованный «Борис Годунов», события которого режиссер перенес в мрачные 1990-е, единодушия критики не встретил, но заставил задуматься, по каким принципам и для кого создаются российские оперные премьеры.

Прошедший сезон не повлиял на картину, которая не меняется многие годы: Мариинский театр остается оперно-балетным Голливудом без мало-мальски равных. Правда, в июне на игровом поле вдруг наметились перемены: Елена Образцова стала худруком оперной труппы Театра оперы и балета им. Мусоргского, который скоро снова получит имя «Михайловский». В связи с этим заговорили о возможном визите мэтра респектабельной режиссуры Франко Дзеффирелли, старого друга русской примадонны, — в качестве режиссера оперы «Сельская честь» Масканьи. Но до февраля, когда планируется премьера, многое может измениться. Пока же достаточно и того, что рядом с монополистом Валерием Гергиевым появилась фигура, которая пусть не сразу, но — при большом желании и благополучном стечении обстоятельств — могла бы задать новую зажигательную интонацию. Для этого, разумеется, ей с командой придется быстро думать и много трудиться. Однако у Театра им. Мусоргского, именовавшегося после Михайловского Малым оперным или МАЛЕГОТом, есть все основания вновь выйти на высокий уровень — ведь когда-то именно он был законодателем мод, находясь в авангарде оперного искусства.

Названия, которые обновили оперную афишу, появились в репертуаре Мариинского театра. Две премьеры «Санктъ-Петербургъ Опера» — «Тоска» и «Борис Годунов» стали радостью местного значения, каждая постановка по-своему оттенила мейнстрим Мариинского. Принципиальные новинки — «Енуфа» Яначека, «Электра» Штрауса, «Бенвенуто Челлини» Берлиоза были введены в обиход согласно правилам не российской, но мировой игры, которую активно ведет Валерий Гергиев и которая так интересна западному менеджменту. Но если первыми двумя козыряют лучшие театры мира, в которых есть нешуточные голосистые певицы, то шедевром Берлиоза могут похвастать и вовсе единицы. Приживутся ли они здесь, покажет время. В том виде, в каком появились «Енуфа» с «Электрой», эти оперы смогут держаться в репертуаре. Режиссер Василий Бархатов с художником Зиновием Марголиным сделали из «Енуфы» очень человеческую захватывающую историю. Партия падчерицы Енуфы стала звездным часом для сопрано Ирины Матаевой. На патологическую «Электру» режиссера Джонатана Кента и художника Пола Брауна можно ходить как в музей — рассматривать дизайн декораций. «Бенвенуто Челлини» можно номинировать на «лучшую малину года»: перенос действия в ювелирный магазин со слепящими витринами и «сваровски» оказался идейным капканом.

Самым большим разочарованием оказалась «Тоска», которую режиссер Пол Каран превратил в пошлый китч. Пару раз в сезоне была показана обновленная версия «Мазепы» Чайковского, из которой режиссер Юрий Александров приготовил настоящий украинский борщ для американских туристов — с горилкой, чесноком и салом вприкуску. Странным образом этот постановочный шедевр проскользнул на «Золотом софите» как «лучший спектакль». Апгрейд наследия Прокофьева произведен в «Игроке» режиссером Темуром Чхеидзе, а в «Любви к трем апельсинам» — французом Аленом Маратра. Первая постановка показала дословную трактовку традиции, вторая — креативную. Подлинное единство частей и целого в сложном жанре оперы воплотилось в «Любви к трем апельсинам» — суперпозитивной опере, предлагающей взрослым вновь почувствовать себя детьми.

26 июля 2007,

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация