Петербург
Москва
Петербург

Осетрина второй свежести

Итоги прошедшего театрального сезона. Как и в прошлом сезоне, хедлайнерами остались Андрей Могучий с "Иванами" и Лев Додин с "Жизнью и судьбой".
К началу лета стало окончательно ясно: театральный процесс в городе не просто переживает кризис, а находится в глубоком застое. Никаких новых актерских или режиссерских имен не появилось. Как и в прошлом сезоне, хедлайнерами остались Андрей Могучий с "Иванами" в Александринском театре и Лев Додин с "Жизнью и судьбой" в МДТ — Театре Европы. Обе постановки — сильные, этапные для каждого из режиссеров. Но создается ощущение, что несколько сезонов все вращается только вокруг этих двух имен, а театры потеряли способность делать что-то новое.

"Иваны" — широкомасштабная мистерия по мотивам гоголевской повести "Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем". Андрей Могучий создал на сцене фантасмагорический, "бесовский" мир, в котором омертвение русской души показано намного точнее и страшнее, чем, скажем, в "Грузе 200".

Додинская "Жизнь и судьба" — инсценировка одной из сюжетных линий одноименной эпопеи Гроссмана. Главный герой, физик Штрум в исполнении Сергея Курышева, — тонкий, интеллигентный человек, пытающийся жить "по совести". Но в тоталитарном мире, где в бесконечной системе концлагерей человек с легкостью превращается в животное, эти качества не помогают оказывать сопротивление. И в итоге Штрум совершает предательство, в котором его сложно обвинить.

Из других премьер, хоть как-то разнообразивших афишу, вспоминаются две. Николай Дручек поставил в "Приютe Комедианта" "Подвенечную фату Пьеретты" — бессловесную драму Артура Шницлера, вдохновлявшую еще Мейерхольда и Таирова. Получилась экспрессионистская композиция, по-новому раскрывающая возможности жеста и музыки в современном театре. Григорий Дитятковский выпустил в ТЮЗе сказку Гоцци "Зеленая птичка", превратив ее в глубокую философскую притчу о том, что многое знание — скорее наказание для человека, чем благо.

В этом сезоне опять не было и заметных спектаклей по современной драматургии. Зато активно ставили русскую классику: в репертуарах театров появились толстовские "Живой труп" (Александринский театр, режиссер — Валерий Фокин) и "Власть тьмы" (БДТ им. Г.А.Товстоногова, режиссер — Темур Чхеидзе), два чеховских "Иванова" ("Такой театр" и "Небольшой Драматический театр"), "Варвары" Горького и "Мудрец" Островского в Tеатре им. Ленсовета, "Банкрот" Островского в Театре на Литейном. Готовится к выпуску "Гроза" в ТЮЗе им. А. А. Брянцева. Сводная афиша стала все больше напоминать оглавление учебника по литературе, изданного в застойные годы.

Очень долго до города доходят столичные веяния. Если в Москве пьесы ирландца Мартина Макдонаха за два прошедших года поставили буквально везде, от учебных аудиторий РАТИ до МХТ им. Чехова, то у нас несколько театров обещают выпустить его драматургические хиты только в будущем сезоне, когда для всех остальных они окончательно выйдут из моды. Есть опасность, что "осетрина" окажется второй свежести.

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация