Петербург
Москва
Петербург

Осетрина второй свежести

Итоги прошедшего театрального сезона. Как и в прошлом сезоне, хедлайнерами остались Андрей Могучий с "Иванами" и Лев Додин с "Жизнью и судьбой".
К началу лета стало окончательно ясно: театральный процесс в городе не просто переживает кризис, а находится в глубоком застое. Никаких новых актерских или режиссерских имен не появилось. Как и в прошлом сезоне, хедлайнерами остались Андрей Могучий с "Иванами" в Александринском театре и Лев Додин с "Жизнью и судьбой" в МДТ — Театре Европы. Обе постановки — сильные, этапные для каждого из режиссеров. Но создается ощущение, что несколько сезонов все вращается только вокруг этих двух имен, а театры потеряли способность делать что-то новое.

"Иваны" — широкомасштабная мистерия по мотивам гоголевской повести "Как поссорились Иван Иванович с Иваном Никифоровичем". Андрей Могучий создал на сцене фантасмагорический, "бесовский" мир, в котором омертвение русской души показано намного точнее и страшнее, чем, скажем, в "Грузе 200".

Додинская "Жизнь и судьба" — инсценировка одной из сюжетных линий одноименной эпопеи Гроссмана. Главный герой, физик Штрум в исполнении Сергея Курышева, — тонкий, интеллигентный человек, пытающийся жить "по совести". Но в тоталитарном мире, где в бесконечной системе концлагерей человек с легкостью превращается в животное, эти качества не помогают оказывать сопротивление. И в итоге Штрум совершает предательство, в котором его сложно обвинить.

Из других премьер, хоть как-то разнообразивших афишу, вспоминаются две. Николай Дручек поставил в "Приютe Комедианта" "Подвенечную фату Пьеретты" — бессловесную драму Артура Шницлера, вдохновлявшую еще Мейерхольда и Таирова. Получилась экспрессионистская композиция, по-новому раскрывающая возможности жеста и музыки в современном театре. Григорий Дитятковский выпустил в ТЮЗе сказку Гоцци "Зеленая птичка", превратив ее в глубокую философскую притчу о том, что многое знание — скорее наказание для человека, чем благо.

В этом сезоне опять не было и заметных спектаклей по современной драматургии. Зато активно ставили русскую классику: в репертуарах театров появились толстовские "Живой труп" (Александринский театр, режиссер — Валерий Фокин) и "Власть тьмы" (БДТ им. Г.А.Товстоногова, режиссер — Темур Чхеидзе), два чеховских "Иванова" ("Такой театр" и "Небольшой Драматический театр"), "Варвары" Горького и "Мудрец" Островского в Tеатре им. Ленсовета, "Банкрот" Островского в Театре на Литейном. Готовится к выпуску "Гроза" в ТЮЗе им. А. А. Брянцева. Сводная афиша стала все больше напоминать оглавление учебника по литературе, изданного в застойные годы.

Очень долго до города доходят столичные веяния. Если в Москве пьесы ирландца Мартина Макдонаха за два прошедших года поставили буквально везде, от учебных аудиторий РАТИ до МХТ им. Чехова, то у нас несколько театров обещают выпустить его драматургические хиты только в будущем сезоне, когда для всех остальных они окончательно выйдут из моды. Есть опасность, что "осетрина" окажется второй свежести.

1 июля 2007,

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация