Vert

О событии

Адам Батлер, которого воры лишили компьютеров, споет про осьминогов и солнечные шумы.
Vert — слово богатое. По-французски так иногда называют абсент, а по-английски vert обозначает и "перверта", и "обращенного в другую веру". Адам Батлер, известный под именем Vert, имел в виду, кажется, последнее.

Несколько лет он вполне мирно занимался IDM, пока в 2004 году его студию не обчистили воры. Вынесли компьютеры, инструменты — все подчистую. Пропали все рабочие материалы. Испытав нешуточный шок, Батлер решил, что отныне будет как можно меньше полагаться на компьютеры и как можно больше — на свои способности в написании песен. И это оказалось к лучшему.

В конце прошлого года он выпустил электронный альбом дивного свойства. Основой там были фортепианный регтайм и сиплый контрабас, который щипали, как пухлого ребенка. Сверху на это ложились мазки хип-хопа и неоакадемической музыки, IDM-ритмы и шумы, семплы, махровый рэп, мелодичное мурлыканье и еще тысяча каких-то специй. Не менее сладки были и тексты: абсурдистские истории о чудаках, осьминогах и девушках мечты, подкрепленные смелыми аналогиями.

В одной песне, к примеру, герой играл в "камень-ножницы-бумагу" со своими Эго и Ид, а в другой говорилось о солнечных шумах, которых не слышно только потому, что уши давно к ним привыкли. Большую часть этих историй Адам рассказывает театральным шепотом, но есть у него и другие приемы: вокодер, рэп или проникновенное пение вполголоса. Так он поет, например, в October, волшебном барном вальсе. При всем этом нет ощущения, что Батлер впихнул в альбом слишком много.

Его музыка звучит просто, свежо и красиво. Она словно проснулась в новом веке, совсем не помня прошлого. На это он настраивает и музыкантов, с которыми приедет в "Майну". "Это два прекрасных джазмена, — говорит Vert, — барабанщик и контрабасист. Они стараются забыть все, что знали раньше".