Петербург
Москва
Петербург

Theory of a Deadman

Канадцы постгранджевой закалки посерьезнели. Фронтмен Тайлер Конноли объясняет, почему

Theory of a Deadman известны своими веселыми и, пожалуй, немного отвязными песнями. Новый альбом Savages получился более серьезным.  Решили остепениться или это эксперимент? В сущности, создание альбома – это всегда эксперимент, потому что мы никогда не  знаем заранее, что получим в итоге. Что касается более мрачного звучания, мы почувствовали, что отошли от наших «истоков» в некоторых последних альбомах. Поэтому решили вернуться к оригинальному звуку 2000-х. Мы также почувствовали, что наступило время добавить больше музыкальности и гитарных риффов в наши песни, которых очень не хватало.

Почему альбом получил название Savages? Savages была идеей, над которой я начал работу в первую очередь, потому что это заглавная песня альбома. Я думаю, она передала основной посыл пластинки и также тематически стала тем направлением, которое мы давно искали. Мысль о том, что мы разрушаем себя и свою планету – не оригинальна, но определенно должна постоянно возникать в нашей голове. Мы решили, что сейчас эта тема для нас актуальна.

Для своего  нового альбома вы привлекли Элиса Купера. Расскажите, как Вам было работать с ним? Элис поет на заглавной композиции Savages. Я летал в Аризону, чтобы уговорить его спеть, а также прочитать речитатив в середине трека. Он отличный парень и нам не потребовалось много времени на уговоры. Он один из величайших рок-инноваторов и мне повезло с ним встретиться. Это был отличный день.

Вы выпустили уже пять альбомов. Есть ли среди них любимый? Пожалуй, новый альбом – мой любимый. Здорово видеть, как новые песни выходят в свет и как поклонники реагируют на них. Мы обожаем эту часть нашей работы! Мне нравится динамика, которой мы наделили альбом, несмотря на то, что он на текущий момент является самой тяжелой нашей пластинкой.

Как вы выбираете, о чем писать? Вы планируете альбом, или подбираете песни для нового лонгплея спонтанно? По правде говоря, не существует никакого плана о том, как мы пишем наш материал. Музыка приходит ниоткуда. Большинство идей песен появлялись у меня в голове бессознательно. Чаще всего, после написания песен я их критически препарирую, чтобы понять, как какой части жизни я их отнесу. То есть почти каждая композиция имеет отношение к тому, что случилось со мной в жизни. 

Ваши песни всегда очень эмоциональны. Грусть, радость, депрессия, романтика – все эти чувства передаются с приставкой «очень». Вы пишите о личном? О том, что сами пережили? Это же рок-н-ролл! Здесь не бывает полумер. Все только по максимуму. Именно за это я люблю свою работу. Слова песен – отражение меня самого: эмоционального, немного интроверта, пассивно-агрессивного и т.д. Все мои комплексы и несовершенства выплескиваются через песни, очеловечивают их и дают поклонникам возможность найти что-то для себя.

В чем секрет успеха? В хороших песнях или все-таки в хорошем пиаре? Все просто: хорошие песни и есть хороший пиар.

Как написать хит? Есть ли у вас рецепт? Не существует кулинарной книги о том, как писать хиты. Если кто-то скажет, что такая существует, это обман! К сожалению, мы только можем писать песни. Но помимо этого существует много факторов не в нашей власти, которые могут превратить песню в хит. Конечно, если вы зададите подобный вопрос лейблу, они скажут, что это они всем рулят.

Львиной долей своей популярности Вы обязаны компьютерной игре «Фаренгейт». Не думали еще поучаствовать в подобном проекте? Мы всегда положительно относимся к подобным проектам, которые возникают в процессе лицензирования. Я сам купил игру и играл на ней. Отличная игра! Очень много наших поклонников рассказывали нам, как узнали про нашу группу через нее. Но пока нет планов на подобные проекты. 

На заре Вашей карьеры вы познакомились с Чэдом Крюгером из Nickelback. Оказало ли сотрудничество с ним влияние на Вашу музыку? Было ли трудно вырабатывать свой собственный, уникальный звук? Вы любите экспериментировать со звуком? Это никак не повлияло на наше творчество. Скорее наоборот, мы посвятили большую часть нашей карьеры, пытаясь отделить себя от него, и в этом нет его вины. Мы считаем, что важно всегда идти к  собственному успеху, а не быть в тени другой группы и негатива, который следует за этим. Мне всегда было не по себе из-за этого, но я искренне верю, что это и помогло прийти к личному успеху.

Согласны ли Вы с утверждением, что рок – это больше состояние души, нежели гитарные риффы и мощные ударные? Полностью! Рок это, в сущности, свобода, которая позволяет говорить то, что хочется, и не думать, что об этом думают другие.  Она дает возможность уйти и быть там, где ты должен быть.

Вы больше любите писать песни или выступать с ними? И то, и другое. Я был автором песен до начала карьеры исполнителя и люблю сам процесс создания песни. Но ни с чем нельзя сравнить чувство, когда ты стоишь на сцене перед толпой незнакомцев, делишься с ними своими чувствами, и все это сопровождается бешеным выбросом адреналина.

Что вы больше всего любите в своих турне? Путешествовать по новым и захватывающим местам. Это как бесплатный отпуск. Несколько свободных дней в Испании и возможность выступать в таких местах как Россия, заставляют нас полагать, что у нас лучшая работа в мире.

Вы приезжаете в Россию впервые. Что вы ждете от своих концертов  в Москве и Санкт-Петербурге? Есть ли что-то, что бы Вы очень хотели увидеть в России, попробовать?  Я бы с радостью прогулялся и посмотрел на интересные места, которых нет дома. Мы ничего не ждем от наших зрителей вне зависимости от страны. Мы просто надеемся, что сможем сделать потрясающее шоу, которое они ожидают от нас.

Чего ожидать фанатам "теоретиков" в Санкт-Петербурге? Мы зажжем толпу наверняка! Я также собираюсь выучить немного русский. Думаю, что никогда нельзя полагаться на знание английского языка аудиторией. Так что я собираюсь взять этот вопрос на себя.

1 июля 2014

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация