Тоска

О спектакле

Самая популярная опера Пуччини с неканоническим финалом.

В "Санктъ-Петербургъ Опера" поставили самую популярную оперу Пуччини "Тоска". Кроме того, что режиссер постановки Юрий Александров (он же главный режиссер театра) опередил Мариинский, где "Тоску" готовят к маю, он еще и обманул ожидания поклонников. Вместо смысловых перевертышей, которые он обычно смело использует в своих версиях - обновлениях классики (Лиза в блокадном Ленинграде в его "Пиковой даме" или так и не умирающая Виолетта в "Травиате"), в режиссуре "Тоски" он выбрал путь традиции.

Впрочем, недостаток новаторства с лихвой восполняется в финале. Марио Каварадосси погибает не от выстрела, а от удушения газом или от разрядов электрического тока в гигантской прозрачной трубе с раздвижными створками. А Флория Тоска не бросается с крепостной стены, а закалывается, идя навстречу шефу полиции барону Скарпиа. В остальном - почти каноническая постановочная версия, "классика жанра", избавляющая зрителей и критиков от домыслов. Но от этого и те и другие возбуждаются еще больше.

Когда в костюме Флории Тоски узнаются знаменитое платье и диадема, в которых эту партию выходила петь Мария Каллас, а в мизансценах проглядывают построения спектакля Франко Дзеффирелли, хочется большей безупречности. Потому что это "похожее" платье не закрывает полностью, как полагается, ноги певицы, а диадема, сделанная по другому лекалу, больше похожа на шлем мифической девы-воительницы. Возвышенное улетучивается, оставляя место иронии.

Но от "Тоски" Александрова много пользы. Название украшает афишу, глядя на которую понимаешь, что в этом театре есть кому петь. Один вечер дает возможность услышать в комплекте сразу три дорогостоящих голоса - драматические сопрано, тенор и баритон. Одновременно слушатель получает главное - возможность убедиться в том, что о страстях такого масштаба сегодня писать не умеют. Или не хотят.