Петербург
Москва
Петербург

Макс Фрай «Ветры, ангелы и люди»

Макс Фрай «Ветры, ангелы и люди»

u u u u u Мнение редакции
Автор:
Издательство: АСТ
В новом сборнике короткой прозы Макса Фрая еще более ярко проявилось то умение автора, за которое его так любят читатели, – способность находить волшебное в повседневном. Time Out публикует отрывок из повести «Из лоскутков, из тряпочек».

Великанша вернулась довольно быстро. И не одна. Привела с собой румяную от мороза синеглазую толстуху в радужном войлочном кафтане, больше похожем на короб, малиновой плиссированной юбке поверх серых вельветовых штанов и вызывающе разных валенках – желтом и голубом. Из-под вязаной шапочки в форме мышиной головы с ушками выбивались морковно-рыжие кудри. Хельсинская уличная мода, благослови ее, Боже. Тут сойдешь с ума и не заметишь.
Отличный, кстати, вариант. Даже лучше ада.
– Меня зовут Анна, – сказала рыжая на чистом русском языке. – Туули попросила меня перевести… А как вас зовут? Это не я любопытствую, это первый вопрос Туули. Ей, если честно, лучше отвечать, когда спрашивает. Она… Она у нас такая.
Сказал:
– Юрий. – И поразился тому, какой фальшивой нотой прозвучало его вроде бы настоящее, не выдуманное, в паспорте записанное имя. Как будто соврал.
Великанша, присевшая рядом на корточки и внимательно вглядывавшаяся в его лицо, помотала головой и что-то сказала по-фински. Рыжая перевела:
– Туули спрашивает, как вас называют дома? И как называли в детстве? Должны быть еще какие-то имена.
Зачем-то послушался, стал перечислять:
– Юрка, Юрочка, Юрчик, Мурчик. Длинный – так в школе дразнили, теперь трудно поверить, но когда-то был выше всех в классе, а потом остановился и остался среднего… да, это уже не важно. А, еще Жесть – тоже школьное прозвище, производная от фамилии. А бабушка, папина мама, почему-то называла Жорка, хотя…
– Сорка! – твердо сказала великанша Туули. И повторила:
– Сорка…
– Туули говорит, что за тобой – учтите, это она с вами так внезапно на ты перешла, а не я – охотится смерть. Я понимаю, что для вас это звучит довольно странно, но Туули – она такая…
Перебил:
– Не надо объяснять. Она угадала. Все правда. Охотится. Смерть. То есть даже не охотится, а уже поймала. Прижала лапой, как кошка птичку. Думает теперь, как дальше будем играть.
Великанша меж тем продолжала что-то увлеченно рассказывать, легонько похлопывая его то по плечу, то по колену – может, демонстрировала дружеские намерения или просто не давала отвлечься и задуматься о своем.
– Туули говорит, что может сшить куклу – вместо тебя. В смысле куклу, которую смерть согласится взять вместо тебя… вместо вас.
– Что?! Какую куклу? Как – сшить?!
– Ну как, – невозмутимо ответила Анна. – Как обычно шьют кукол. Из лоскутков, из тряпочек…
– Ис лоскутёп, ис трьапосек, – повторила за ней великанша.
И вдруг рассмеялась звонко, неудержимо, как ребенок, принялась твердить на все лады: –
Ис лоскутёп, ис трьапосек!

 

20 марта 2014

Еще по теме

Макс Фрай «Ветры, ангелы и люди»
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Отзывы
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация