Петербург
Москва
Петербург

ВВС. Подъемная сила

В своем проекте «ВВС» московская художница отдает дань восхищения военной авиатехнике – и советскому времени.

Не часто увидишь обращение женщины-художника к военной технике – откуда эта тема у вас? Получилось, что у меня очень личностное отношение к этой теме. С самого моего детства тема полетов постоянно звучала в нашей семье. Мой отец – офицер, десантник, и ежегодное посещение авиационных парадов было традицией. Я даже хотела служить в армии, в 1970-е любила примерять папин китель, носила патронташи, пилотки, использовала военные нашивки и погоны, в общем, была самым настоящим фриком в СССР. Всю мою юность меня окружали летчики, их потрясающие легенды и реальные истории, а после – художники. Это два мира, которые в моей жизни всегда. Поэтому Ходынское поле в Москве, этот знаменитый заброшенный аэродром в черте города, на котором более ста единиц списанной никому не нужной военной техники, прикованной к земле, представляло собой невероятно чарующее зрелище. Для меня, натуры романтичной и выросшей в такой атмосфере, летательная техника обретала совершенно особый смысл – машины все же были живые.

Какими техническими приемами вы пользуетесь? Я оцифровываю фотографию, чтобы создать художественный образ, и вывожу путем плоттерной печати – делаю принт. Основа произведения разная. Мне нравится холст, он дает красивую фактуру и замечательные нюансы тональных отношений в монохромном кадре. Возникает ощущение старой фотографии. Мне важно передать зрителю контекст исторического восприятия, как бы событие было недавно, но это уже в прошлом. Еще я печатаю на алюминии – материале, из которого сделаны самолеты. А дерево в моих работах отсылает к фанерным летательным аппаратам, которые были на заре авиации.

Вы одушевляете эти машины – в ваших произведениях разворачивается метафизическая драма: рожденные летать в небо попасть не могут. Самолеты для меня – как символы высших идеалов. Я видела их под дождем, когда небесные слезы стекают по стеклам кабин, заливают их пасти, а они смотрят вверх, как раненые звери, которые хотят полета, – они рождены для свободы. На моей выставке будет инсталляция «Небо», двухметровое текстовое изображение из фотографического ряда облаков – этим я хотела предоставить моим самолетам метафизическую возможность полета. Каждый зритель сможет осуществить их мечту, запустив бумажный самолетик из листа тетрадки в клеточку, как в детстве, и отпустить его в это синее небо – пространство, где нет смерти и нет границ. И, конечно, в моем проекте присутствует такая лирическая, тонкая мысль, которую я хотела корректно выразить: в самолетах ярко выражено и мужское, и женское начало. Я никогда не могла спокойно проходить перед этим строем из более чем ста самолетов заброшенного аэродрома. Их не охраняли, любой мог к ним приблизиться. Это было удивительное ощущение, что они такие сильные – и в то же время слабые.

11 марта 2014
ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация