Международная гонка "24 часа Санкт-Петербурга"

О событии

Международная гонка "24 часа Санкт-Петербурга" была придумана Петербургской спортивно-технической ассамблеей в качестве альтернативы водной "Формуле-1" - очень красивому и зрелищному соревнованию, но признанному тупиковым ввиду затратности, отсутствия своих гонщиков и каких-либо традиций.
Автомобильные марафоны вызывают неизменный интерес. Участие в гонке "24 часа Ле-Мана" для любого профессионального автогонщика считается очень почетным. Многие стремятся побывать в пекле ее более экстремального собрата — многодневки "Париж-Дакар". Уже седьмой год и в Петербурге проводятся подобные соревнования. Только гоняют у нас не на автомобилях, а на надувных лодках с подвесными моторами. Организаторы присвоили своему детищу наименование экстремальный марафон "24 часа Санкт-Петербурга".

Петербургская гонка уникальна в своем роде. Хотя аналог у нее все-таки есть. Точнее, прототип — французская гонка "24 часа Руана". Но там все носятся только на спортивных катамаранах, здесь же в большинстве своем участвуют обычные потребительские лодки. Гонка была придумана Петербургской спортивно-технической ассамблеей в качестве альтернативы водной "Формуле-1" — очень красивому и зрелищному соревнованию, но признанному тупиковым ввиду затратности, отсутствия своих гонщиков и каких-либо традиций.

В петербургской гонке могут принимать участие все, кто имеет лицензию на право управления моторными лодками. Желательно еще, конечно, и саму посудину иметь получше, да движок помощнее. Впрочем, простых любителей погоняться на "надувнушках" здесь единицы. Причины чисто финансовые. Любой конкурентоспособный агрегат стоит как нормальная иномарка. Примерно в 8 тысяч долларов обойдется один только двигатель и от 5 до 7 сама лодка плюс оснащение — осветительные приборы, стоп-сигналы, габаритные огни. Итого, для среднего класса лодок выходит порядка 17 тысяч.

Гонка требует от участников не только хорошей технической подготовленности, но и элементарной физической выносливости. На долю гонщика выпадает очень длительное пребывание за штурвалом с короткими передышками на дозаправку. Удовольствие от такой езды, по правде говоря, получить трудно. Один из участников гонки делился впечатлениями. "Отсидишь свои 45 минут от одной дозаправки до другой и чувствуешь, что все кости уже отбиты. Я себя не жалею, стараюсь делать лучшие круги. В общей сложности находился в гонке часов шесть. К сожалению, не избежал аварии. Столкнулся с лодкой другой команды, но моей вины не было. Она шла впереди, у нее что-то случилось, а я летел сзади на скорости под 70. Сделал все, что мог. Увернулся, сбросил скорость почти до нуля и врезался. Меня выкинуло из катера, пролетел метров семь и упал в воду прямо около моста, потом залез обратно и, не дожидаясь службы безопасности, добрался до пит-стопа…". Вот такие страсти кипят.

Если выдерживает "физика", может подвести мотор, даже самой новейшей разработки. Такое несколько лет назад случилось с командой "Меркурий НИИ ТМ Вито". Это был самый звездный экипаж за все время проведения гонки, составленный исключительно из легенд российского водномоторного спорта. Возглавлял его единственный заслуженный мастер спорта и президент Федерации водно-моторного спорта Санкт-Петербурга Алексей Ишутин — первый советский пилот чемпионата мира по водно-моторному спорту в классе "Формула-1". Победа была близка, но в четыре часа утра у мотора полетел шатун. Именно Ишутин привез в Петербург французско-бельгийскую команду Autonautique под началом Мишеля Керина — организатора знаменитого лодочного марафона "24 часа Руана". В ней нет ни одного профессионального гонщика, но в душе и по подходу к делу они оказались самыми настоящими профи. С первого же захода Autonautique победил в своем классе. Кстати, победитель гонки в каждом из пяти классов определяется очень просто — по количеству оборотов вокруг Петропавловской крепости, намотанных за сутки.