Шедевры искусства XX века из собрания Альбертины - Фото №0
Шедевры искусства XX века из собрания Альбертины - Фото №1
Time Out

О событии

Эрмитаж принимает в Николаевском зале работы важнейших европейских экспрессионистов из коллекции венского музея Альбертина
Музей, по случайности учрежденный герцогом Альбертом Саксонским-Тешинским в день подписания Декларации независимости США, хранит одну из самых представительных коллекций графики, с времен готики до наших дней. 55 из 65000 экспонатов Альбертины, которые везут в «Эрмитаж», детально охватывают период экспрессионизма в европейском искусстве ХХ века, — большей частью этих произведений музей обязан тянущей на полмиллиарда долларов коллекции Герберта Батлинера, почтенного юриста из Лихтенштейна, которую он пожертвовал фонду незадолго до смерти. И в собрании этом не только графика.

Основной упор выставки сделан на немецких и австрийских экспрессионистов как законодателей стиля. В обязательной программе выступит полотно Эдварда Мунка — увы, не задающий тон всему направлению «Крик», который хранится в Национальном музее Норвегии, но более поздний, близкий к опытам постимпрессионистов «Зимний пейзаж». Зато его последователи из арт-объединений «Мост» и «Синий всадник» представлены шире. Если вслед своему предшественнику основатели «Моста» Эрнст Людвиг Кирхнер, Эрих Хеккельи Карл Шмидт-Ротлуф и Макс Пехштейн и ставили личное переживание выше событий внешнего мира, то их экспрессия носила довольно однородный характер. Они намеренно старались писать так, чтобы персональные черты в манере каждого скрадывались, чтобы невозможно было разобрать, кому из них принадлежит тот или иной холст — таким был их протест против царившего в буржуазном искусстве представления о художнике как «одиноком гении». Вслед Мунку «мостовцы» щедрыми мазками выписывали уродливо деформированные человеческие тела, обводя их жирным контуром, работали на контрасте и всем гаммам предпочитали черно-белую. Но даже такой сплоченный коллектив вынужденно закончил существование, когда на основателя «Моста» Кирхнера посыпались обвинения в индивидуализме и выпячивании собственной значимости.

Упавшее было знамя экспрессионизма подняла другая арт-группа «Синий всадник» с Василием Кандинским во главе. Будучи не таким стилистически гомогенным, объединение обращалось к абстрактному искусству, наполняло надмирными, символическими смыслами искусство фигуративное (от чего, как раз, открещивались участники «Моста»), использовало в новом контексте музыку — одним из «всадников» был Арнольд Шенберг. Было заметно, что художниками «Синего всадника» руководили совсем другие эмоции: если участники «Моста» в своих работах исходили на почти ощутимую боль и фрустрацию, то в лазурных лошадках Франца Марка, красных ягодах Алексея Явленского или желтых парусах Аугуста Маке душе и глазу несложно найти успокоение.

Немалый особый упор на выставке будет сделан на экспрессионистов венских — Рудольфа Ваккера, Герберта Бёкля и, прежде всего, городские пейзажи и ландшафты Оскара Кокошки, аналогов которым в искусстве XX века не подобрать. Ну и отдельной строкой идут представители — и основоположники — других художественных школ, на которых совершенно определенное влияние оказали немецкие и австрийские мастера экспрессии — например, Модильяни и Пикассо.

Есть мнение, что эта выставка особенно нужна сейчас, когда целые художественные группы здесь, на родине, готовы признать врагами народа, а арт-критиками выступают казаки и православные депутаты. Ведь с экспрессионистами вышла та же история: в 1937-м почти всех вышеупомянутых художников Гитлер признал апологетами дегенеративного искусства.