Петербург
Москва
Петербург
Смотреть фотогалерею

Дар

Участники: Роза Шмуклер, Евгений Каменькович, Екатерина Смирнова, Юрий Буторин, Серафима Огарева, Полина Кутепова, В. Набоков. Режиссер Е. Каменькович; в гл. ролях - актеры Мастерской Петра Фоменко Ф. Малышев, С. Огарева, Ю. Буторин, Е. Смирнова, Р. Шмуклер, А. Кабанян, Н. Мэр, П. Кутепова, В. Свирский, Ю. Титов, Д. Смирнов, М. Крылов, М. Андреева, М. Козяр, Ю. Степанова
Драма по роману Владимира Набокова — первая премьера московской Мастерской Петра Фоменко без Петра Фоменко
Режиссер Евгений Каменькович любит ставить сложную прозу, распутывать хитросплетение линий и мотивов, придумывать персонажам интонации, походки, характерные жесты. В «Мастерской» он ставил собственные инсценировки «Венерина волоса» Шишкина, «Улисса» Джойса и вот теперь выпустил «Дар» по роману Владимира Набокова. Но все эти спектакли у меня оставляют ощущение не столько прочтения, сколько пролистывания книги, когда взгляд выхватывает лишь контуры сюжета и некоторые яркие детали, позволяющие затеять театральную игру. А что-то важное ускользает.

В набоковской премьере и вовсе «ускользнул» смысл происходящего на сцене. Трепетные и страстные взаимоотношения героя — молодого автора, отпрыска аристократической семьи Федора Годунова-Чердынцева (Федор Малышев) — со своим Даром режиссера не заинтересовали. Любовная история рассказана впроброс. Спектакль пока напоминает долгий (более четырех часов) студенческий экзамен, череду этюдов, реприз, в каждой из которых молодые актеры стараются удивить своей наблюдательностью, остроумием, способностью к моментальной смене ярких масок. В спектакле и заняты в основном новички «Мастерской»: ее бывшие стажеры и выпускники курса профессора Каменьковича в ГИТИСе. Вот они — теснящиеся в берлинском трамвае бюргеры. А вот — пародия на литературный эмигрантский кружок, где каждый следующий читающий со сцены свои опусы смешнее другого. А вот — рой критиков с длинными крючковатыми носами, ругающих на все лады книгу героя о Чернышевском. А вот — милое семейство Федора из прошлой жизни — детства на навсегда потерянной Родине. Каждому эпизоду свой мотив: от романса до «Болеро». И своя проекция на стену из арочных окон (то ли вокзальную, то ли дворцовую): то папина коллекция бабочек, то названия берлинских улиц, то другая подходящая моменту иллюстрация. Что эта так тщательно разыгрываемая среда обитания дает герою или что у него отбирает? На сцене — ничего. Просто — встреченные на жизненных перекрестках типы, которые потом могут стать персонажами его книг. Сцена и представляет собой перекресток железнодорожных путей, по которому туда-сюда ездят дрезины, изображающие то трамвай, то кровать, то больничную койку. А зрительный зал превратился в вокзальный, где все томятся ожиданием: прибудет ли наконец главный поезд?

26 февраля 2013,

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация