Короли танца. Избранное
Time Out

О событии

Программа «Короли танца» в этом сезоне премьер не устраивает – только уже зарекомендовавшие себя постановки. Звездная команда танцовщиков – без Дэвида Холберга и Николая Цискаридзе, но с Марсело Гомесом – по-прежнему утверждает, что уж один-то вечер в силах обойтись без балерин.
В первом отделении – изящная одноактовка Кристофера Уилдона на музыку Франца Шуберта For 4. Это одно из самых удачных творений воспитанника New York City Ballet: с плавной, текучей, неслышно взлетающей хореографией. Четыре звезды (Иван Васильев, Денис Матвиенко, Леонид Сарафанов и канадский премьер Гийом Котэ) здесь почти не вступают в диалоги – лишь иногда обозначают противостояние, некий ритуальный поклон перед дуэлью. Но самой дуэли не состоится – делить им нечего. Каждый танцует о себе и о том, что любит: летать, победно вращаться, позволять рукам течь в пространстве, как удав по ветке дерева; все это вместе и собирается в балет.

Второе отделение отдано «Ремансо» Начо Дуато на музыку Энрике Гранадоса – это довольно давняя вещь, премьера была пятнадцать лет назад в American Ballet Theatre. Чуть надрывная, чуть смешная, чудовищно сентиментальная и фантастически красивая одноактовка, сочиненная для Владимира Малахова, рисовала портрет призрачного одинокого странника, которого не может удержать рядом с собой ни один из двух танцовщиков. Вот он, кажется, рядом – и снова выскальзывает из рук, обещая что-то напоследок, печально улыбаясь и убегая – звездный житель рядом с обычными обитателями Земли. В этот раз историю будут пересказывать Леонид Сарафанов, Денис Матвиенко и Гийом Котэ – и она, конечно же, получит какие-то особенные оттенки.

В финале обещан дивертисмент: сначала Гийом Котэ и новый приглашенный солист Михайловского театра Марсело Гомес появятся в дуэте из давнего (1974 год) балета Ролана Пети «Пруст, или Перебои сердца» – в самом знаменитом фрагменте этого сочинения, «Борьбе ангелов», где встречаются два парижских любовника. Потом Леонид Сарафанов будет появляться и исчезать в мерцающих световых пятнах – «Послеполуденный отдых фавна» Тима Раштона гораздо менее откровенен, чем балет Нижинского на ту же музыку Дебюсси. Затем Патрик де Бана заставит жизнерадостного Ивана Васильева бродить по сцене и простирать руки в «Лабиринте одиночества» на музыку Томазо Антонио Витали – ближе к финалу герою, правда, будет позволено несколько раз взмыть в воздух. Денис Матвиенко напомнит об английской классике («Танец блаженных душ» на музыку Глюка, поставленный в прошлом веке сэром Фредериком Аштоном), после чего наконец вся великолепная пятерка выйдет в будто специально предназначенной для бисов маленькой одноактовке Марсело Гомеса Ko’d. Бисы, несомненно, последуют.

Спецпроекты