Петербург
Москва
Петербург
u u u u u Мнение редакции

Ханс Циммер

В Большом зале Филармонии сыграют саундтреки к знаковым триллерам: «Ганнибал» и «“Дракула” Брэма Стокера»
Хансу Циммеру только что исполнилось пятьдесят пять, Войцех Киляр летом отметил восьмидесятилетний юбилей. Первый никогда не работал на территории академической музыки, но еще будучи молодым человеком сделал успешную карьеру в Голливуде. Второй всю жизнь только и делал, что писал для филармонической публики, но настоящей славы добился только в преклонном возрасте и как автор музыки для кино. Первому принадлежат саундтреки для «Короля Льва», «Гладиатора» и «Пиратов Карибского моря», второй начинал работать с Кесьлевским, Занусси и Вайдой, а лучшие свои партитуры создал по заказу Поланского («Пианист»), Кэмпиона и Фрэнсиса Форда Копполы. При всем различии творческих тактик и Циммер, и Киляр еще при жизни были провозглашены классиками киномузыки – на этом пересечении сходства и различий решил сыграть дирижер Михайловского театра Алексей Ньяга, придумавший программу из числа тех, что до обидного редко украшают филармоническую афишу.

Поляк Войцех Киляр – одна из важных фигур той ветви европейской музыкальной традиции второй половины прошлого века, что импортировала в Старый Свет достижения американских минималистов. Смешивать повторяемые музыкальные фразы со славянской этникой, придавать им святую католическую простоту он начал еще в середине семидесятых вместе с куда более знаменитым своим коллегой Хенриком Миколаем Гурецким – автором «Симфонии скорбных песнопений», запись которой в свое время разошлась миллионными тиражами по всему миру. Именно этому «минимализму польской сборки» Киляр, быстро переориентировавшийся на киноиндустрию, и обязан своим успехом. Алексей Ньяга впервые в городе представит саундтрек к копполовскому «“Дракуле” Брэма Стокера» – должно быть, самое известное и характерное сочинение Киляра, отмечающее в этом году двадцатилетний юбилей.

Стратегия любимого композитора современного Голливуда Ханса Циммера едва ли не прямо противоположна. Последовательно играющий по правилам не слишком почитаемого академиками прикладного жанра, к каждому своему фильму он пишет музыку, рассчитанную прежде всего на внимательного слушателя-интеллектуала – вспомнить хотя бы недавний саундтрек ко второй части цикла Гая Ричи о Шерлоке Холмсе. Оттолкнувшись от того, что события «Игры теней» разворачиваются в самом конце XIX века, Циммер выстраивает музыкальную драматургию фильма вокруг аллюзий на произведения Густава Малера – мало кто чувствовал нерв предвоенной Европы лучше него. Услышав в «Игре теней» вариации на темы средней части Седьмой симфонии, меломан, возможно, вспомнит, что Малер назвал ее Schattenhaft, а слово Schatten по-немецки, как известно, значит не что иное, как «тень». Но одними лишь культурологическими кунштюками талант композитора не ограничивается: мало какая киномузыка способна выдержать испытание академическим контекстом, но абсолютное большинство саундтреков Циммера как раз исключения из правила. Неслучайно музыка к «Ганнибалу» Ридли Скотта, второй части тетралогии о докторе Ганнибале Лектере, которую тоже сыграют в Филармонии, десять лет назад был выпущена на снобском лейбле Decca, издающем главным образом классику.
10 сентября 2012,

Ближайшие события

ЧЕМ ЗАНЯТЬСЯ НА WEEKEND? ПОДПИШИСЬ НА САМОЕ ИНТЕРЕСНОЕ
Регистрация

Войти под своим именем

Вход на сайт
Восстановить пароль

Нет аккаунта?
Регистрация